Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума
Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума WILMARK - ПРОДВИЖЕНИЕ, СОЗДАНИЕ, ПОДДЕРЖКА САЙТОВ

мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса

реальные миры фэнтези & фантастики
мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса


Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Правила | Поиск | FAQ
Логин:
Пароль:
Запомнить  
Забыли пароль?
Регистрация »
 
  Все форумы
  Конкурсы рецензий, рассказов
  2008 01. Конкурс рецензий Январь!
      Версия для печати
 
Автор Предыдущая тема Темы Следующая тема  
Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 12 Янв 2008 :  20:48:47  Показать инфо об авторе  Посетить страницу Координатор
Начинаем новый Конкурс рецензий за январь-февраль 2008 года.

1. Чтобы заявить рецензию к участию в Конкурсе, пришлите свою работу по адресу Konkurs-arh(собака)yandex.ru с пометкой в теме письма «На Конкурс».
Текст лучше всего присылать прикрепленным файлом в формате .doc или .txt, в крайнем случае можно просто в теле письма. Также в письме сообщите о себе краткую информацию:

а.) Имя (имя или ник-нейм, которые будут объявляться ПОСЛЕ окончания Конкурса).
б.) Условия анонимности (не против ли вы, чтобы при объявлении победителей Конкурса анонимность с вашей работы была снята).
в.) Согласие на обсуждение (согласны ли вы, чтобы работа обсуждалась на форуме? Если нет – в рецензии будет сделана соответствующая пометка, и модераторы возьмут на себя заботу обеспечить соблюдение этого условия).
г.) Если работа не попадает на текущий Конкурс, согласны ли вы выставить её на следующий?
д.) Согласны ли вы на выкладывание работы для её обсуждения в авторской теме?

==========
Работы на Конкурс выставляются АНОНИМНО. То есть работа присылается Координатору Конкурса (Konkurs-arh(собака)yandex.ru) и выкладывается им в соответствующей теме «Конкурс рецензий» сразу же по получении. После подведения итогов Конкурса анонимность снимается, победители объявляются под теми именами, которые они укажут в письме. По особому пожеланию автора анонимность может быть сохранена.

Внимание! На Конкурс могут быть приняты рецензии на нефантастические художественные произведения. Но предпочтение всё же отдаётся фантастическим.


Отредактировано - Координатор on 30 Янв 2008 01:45:10

Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 12 Янв 2008 :  21:16:51  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 1

Вольха Редная и её многочисленные клоны

В 2003 году увидел свет роман «Профессия-ведьма» никому на тот момент не известной белорусской писательницы Ольги Громыко, из которого впоследствии выросла тетралогия о Вольхе Редной. Цикл легко и с юмором рассказывает о похождениях молоденькой красавицы ведьмы с ужасным характером.
Книга «Профессия-ведьма» появилась на свет в самый пик интереса к разнообразным магическим учебным заведениям. Ольге удалось удачно совместить колорит современной студенческой жизни с нравами средневековья. С одной стороны - привычные нам шпаргалки, лекции и зачёты, с другой – всё это в обрамлении фэнтезийной реальности с её «мечами и магией».
Главная героиня цикла не мессия, не спаситель мира, она просто живёт в любовно созданных автором условиях.

Нельзя не отметить, что определенное влияние на данный цикл Ольги Громыко оказало творчество пана Анжея Сапковского. Странствующая в поисках нечисти ведьма немного напоминает небезызвестного Ведьмака.

Книга писалась юной девушкой, создающей для себя и о себе красивую романтичную сказку. Возможно, именно поэтому Вольха быстро завоевала сердца многочисленной читательской аудитории. Рыжеволосые стервочки вошли в моду и в литературу. Прошло несколько лет, и издательство Армада стало издавать одного коряво сделанного «клона» «Ведьмы» за другим.

Первой на ниве «вольхоподражательниц» отметилась Елена Самойлова. Героиня «Синей птицы», ведунья Еваника Соловьева, эдакая по не годам недоразвитая девица с шилом в одном месте и полным отсутствием мозгов – естественно, в комплекте с рыжими волосами и стервозным характером – начала свое победное шествие. особенно по умам писательниц на Самиздате.
«Синяя птица» буквально прорвала плотину. Псевдовольхо-творения хлынули сплошным потоком и я хочу назвать наиболее ярких авторов, отметившихся на данной ниве.

Муращенко Станислава, «Ведьмы не сдаются». Книга написана под «большим влиянием» Ольги Громыко. Магическая школа... рыжеволосая ведьма с паршивым характером... практика... вампиры... Корявое, наспех содранное с книг Ольги творение, с бездарным юмором и убогим языком. Но, что удивительно, у этого «опуса» легко нашлась своя читательская аудитория, книга стала удачно продаваться и Армада, не останавливаясь на этом «шедевре», охотно издала и вторую книгу Станиславы «Со мной не соскучишься!», не отличающуюся от первой по качеству.

Тимошенко Наталья, "Подвижные игры для принцесс". В начале произведения типичный клон: магичка с поганым характером и с диким умением влипать во всякие неприятности... Зовут, правда, её не Вольха, а Элериниада, и она больше целительница, чем боевой маг. Впрочем, по ходу сюжета героиня об этом забывает и меняет специализацию, причём сама по себе и без особых усилий. Повествование строится по принципу «что бы ещё сделать такого хорошего, чтоб всем плохо стало».
Справедливости ради стоит отметить, что автор по мере написания сего «опуса» прогрессировала на глазах. Наталья смогла соскочить с банального подражательства, и выстроить ближе к концу книги некий самостоятельный сюжет.

Алексеева Яна, «Ученье - свет...» Очередная недоученная ведьмочка через стихийный портал попадает к дроу. Предприимчивая девушка на аудиенции у Повелителя ничуть не смущается и тут же просит о «мелкой услуге» - провести практику в городе тёмных эльфов, раз уж её сюда занесло… Книга логически поделена на 3 части. Первая часть – типичное «вольхоподражание». Та же героиня, тот же Повелитель, правда, не вампир, а дроу, та же смертельная рана, полученная девушкой, то же излечение, ну и конечно - частичная передача умирающей правителем ряда новых нехилых способностей…
Часть книги, написанная как «вольхоподражательство», наиболее смешна, логична и интересна, две остальные части книги, когда автор пыталась выстроить свой, ну хоть какой-никакой, но личный сюжет, к сожалению, скучны и нечитабельны.

Елизавета Шумская. «Пособие для начинающей ведьмы» - травница-начинающий маг, борется с нечистью. Наверное, аналогия с Ведьмой Громыко возникла именно из-за этого… Одна нечисть - одна новелла. Книге не хватает экшена и умения держать читателя в напряжении. «Пособие для начинающего мага» - всё та же знахарка-маг Ива приехала поступать в Магический Университет…
К чести госпожи Шумской, не могу не отметить её прогресс как автора. Если первая книга написана крайне неровно, хорошие куски текста чередуются с откровенно провальными, то «начинающий маг» написан уже более приятным языком, читается легко. Есть мелкие ляпы по ходу сюжета, некоторая логическая непрорисовка деталей.

Анна Лин, «Владычица черной башни». Вроде бы независимый сюжет: наследница Владыки Тёмной Башни Аль-Сар Майведа стервозничает у себя в замке. Дабы отдохнуть от неугомонной будущей Владычицы, совет чёрных магов уговаривает Майведу принять участие в операции, имеющей большое значение для Тёмной Башни…
Влияние Вольхи чувствуется при прорисовке характера Майведы: всё та же ведьма, всё та же стервочка…
Легкая, читабельная книга, правда с огромными логическими дырами по ходу сюжета и немотивированной крутостью героини. Некоторые квесты, выполняемые героями по ходу сюжета, совершенно лишены всякого смысла.

Марина Ефиминюк, «Как все начиналось». Очередная книга, написанная под влиянием цикла о Ведьме. События из Белории перенесены в Московию. В комплекте ведьма – Ася Вехрова – с поганым характером и со страстью искать приключения на свои «нижние 90». Стиль лёгкий, язык читабельный, сюжет незамысловатый.

Ну и конечно особенно «яркой» звездой на небосклоне «псевдо-Ведьмы» стала Ольга Мяхар, и её «Агенство магических катастроф». Магическая школа, ведьма с поганым характером, вампиры… Ольга Мяхар – автор, отличающийся низкопробным лексиконом и ограниченным словарным запасом: "когда мы с котом подошли к бывшей двери, стены с тихим чмоком раздвинулась», "мы повернулись и рванули со всех ног" (одно радует - что половину конечностей не потеряли по дороге), "кровь зашипела, и полилась на воду багровой струей". Ольга творит совершенно поделочные «шедевры», но продаётся настолько успешно, что есть даже дополнительные тиражи её творений.

Не могу не вспомнить и достаточно успешного клона Вольхи - «Лейну» Елены Петровой. Характер главной героини в данной книге даже не Вредный, он просто Мерзкий. Полюбить ЭТО способен лишь последний мазохист. Книга - своего рода гимн стерве-феминистке, вся жизнь которой проходит под эгидой «сделал гадость - сердцу радость». Правда, у «Лейны» есть одно серьёзное отличие от прочих клонов - героиня не ведьмачка, покинувшая стены школы магии, а обычная 24-летняя инфантильная девушка из нашего мира, попавшая в мир параллельный.
Но в целом книга достаточно неплохого уровня для Армады, читается легко, как семечки (умом понимаешь, что читаешь бред, но читаешь его без напряга). То есть, в наличии имеются лёгкость изложения и юмор, отсутствует лишь логичность.

Да, чуть не забыла упомянуть о ещё одной разновидности клонов В.Редной. Александр Маслов в книге «Сапожок Пелесоны» открывает новый подвид «вольхоподражательства»: на смену даме с вредным характером приходит мужчина.
Маг Игорь Булатов только что закончил своё обучение в Московском университете прикладной магии и бытовых чудес. И лежит ему дорога, волею авторского произвола, в некий средневековый мирок, называемый Гильдой. Бывший студент оказывается столь умным и находчивым, что перетаскивает с собой 500-600 кг. разных полезных вещей, начиная от пива, чипсов и сигарет и заканчивая фотоаппаратом и Книгой заклятий…

Почему же, собственно, так происходит? Что заставляет издательство штамповать вместо добротной литературы книги «под Громыко» или «под Белянина», «под Зыкова» или «под Эльтерруса». Что это – банальное «спрос рождает предложение»?

А не мы ли с вами, дорогие читатели, расхватывая «ведьмачную» литературу «на ура», прощая авторам любые огрехи ради очередной встречи с клоном любимого героя, способствуем снижению качества выпускаемых книг?
Теперь в романах можно к месту и не к месту увидеть, как это сейчас говорят, «низовую», а по мне так просто нецензурную брань. Слова «блядь», «сучка», «мудак!» считаются нормой и мало кого возмущают.
Книги же, издаваемые в серии «юмор», к сожалению, чем дальше, тем больше становятся не столько весёлыми, сколько банально «стёбными» и злыми. Читая их, скорее хочется плакать а не смеяться.

В общем, «Бачилы очи шо купувалы, то йижте хоч луснить», что в переводе означает: «Видели глазоньки, что покупали, теперь ешьте, хоть повылазайте».


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 12 Янв 2008 :  21:30:59  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 2

Брусникин А., "Девятный Спас"

Ты открываешь первую страницу книги, и полностью, с головой, погружаешься, как в омут, в смутные времена сразу после Стрелецкого бунта, когда Софья ещё цеплялась за власть, стремительно ускользающую от неё к Петру. Такому полному погружению весьма способствуют не только колоритные детали, рисующие картину далёкого прошлого: быта и нравов, но и, в бОльшей степени, язык книги, изобилующий старинными словечками ровно настолько, чтобы погрузить читателя в тот исторический период, но чтобы при этом читатель воспринимал текст не напрягаясь. То есть, понятно, что тогда на Руси говорили совсем не так (услышь мы ту речь, мы б многое не поняли, скажем прямо), но используемые автором слова приближают нас к ощущению, что всё, описанное таким языком в книге, происходило на самом деле.

Анатолий Брусникин сделал своеобразный ход. Он не стал писать "альтернативную историю" в классическом варианте, история до начала и после окончания событий, описанных в книге, остаётся нетронутой - той, какую мы знаем со школьной скамьи. Фактически, он вызвал из небытия своих героев, заставил их активно вмешаться в исторический процесс, устроил ещё один стрелецкий заговор (заговор бывших, уже к тому времени расформированных, стрельцов на деньги шведов, с целью свергнуть Петра), вмешал в него царевича Алексея, всколыхнул стоячее болотце известных нам исторических фактов, расцветил их своими фантазиями, приукрасил жизнями своих персонажей, но при этом свёл судьбы своих героев таким образом, чтобы действия одних нивелировали действия других и его собственные фантазии. В итоге, в конце книги герои весьма органично уходят в небытиё, как будто их и не было, а история плавно приходит к тому варианту, что мы знаем. Впрочем, я, в силу слабого знания истории, понятия не имею, сколько Брусникин придумал: известен ли истории факт рождения царевной Софьей дочери-бастарда, существовала ли таинственная икона «Девятный спас», он же Спас Ясны Очи, приносившая удачу и оберегавшая первых правителей династии Романовых (икона, мистическим образом полученная Филаретом, родоначальником династии), известны ли какие-нибудь факты, намекающие на еще один заговор бывших стрельцов (в то же время, когда Мазепа планировал своё предательство)?

Впрочем, пусть другие говорят «не так всё было на самом деле»: с моей точки зрения, совершенно неважно насколько автор отошёл от реальных исторических фактов в пользу вымысла. Главное, что книга получилась увлекательная, живая и читать её было интересно.

И, кстати, оформление обложки абсолютно адекватно содержанию книги – в стиле палехской росписи. Ведь и герои у Брусникина такие… Отнюдь не «картонные», но и живыми их назвать никак не выходит. Про них можно сказать, что они «как живые»: они точно сошли с лубочных картинок. И именно из-за того, что персонажи воспринимаются именно так, сопереживать им, их неудачам и «мытарствам», не получается совсем. Ну, как можно сопереживать откровенно собирательным образам? Вот благодаря этому-то отсутствию сопереживания чтение выходит совсем лёгким (то, что надо, чтобы отвлечься от реальной рутинной жизни): читатель просто наслаждается интригой и следит за тем, как автор раз за разом, примеряя на себя роль Судьбы, сводит своих героев вместе и устраивает им роковые стечения обстоятельств. И, нет, поверить в то, что это так всё случайно раз за разом совпадает, и протекает естественным образом, нельзя абсолютно: уж слишком чётко видно, что Брусникин ведёт к тому, чтобы в конце истории и следа не осталось от его выдумок и всё «стало, как было». Говорите, не бывает? В конце книги вы увидите, что автору это блестяще удалось – ведь образы-то были собирательные. Да мало ли дворян было на службе у Петра? Да мало ли дворян было отправлено им в острог?

Тем не менее, если не обращать внимания на излишнюю нарочитость некоторых сюжетных ходов (без которой ведь и никак не обойтись, если ты поставил перед собой задачу прибрать после своих выдумок и сделать так, чтобы «всё стало как было»), читать книгу увлекательно, а местами так и просто сложно оторваться.

Что ж, по-моему, о книге в общем было сказано достаточно. Теперь немного о самом сюжете, просто чтобы не читавшие книгу могли определиться, хочется ли им об этом читать.

Во-первых, взгляд автора на саму личность Петра Первого слегка отличается от того, чему нас учили: Пётр в книге получается вовсе не «отцом отечества», а вздорным и жестоким типом, вырвавшим окончательно власть у царевны Софьи, воспользовавшись её временной немочью (тайные роды), ненавидящим всё то, что символизировало Русь-матушку, и умывшим Россию кровью в процессе установления тех же реформ, кои Софья планировала гораздо более мягкими и постепенными.

Кроме того, в книге есть мистическая составляющая, небольшая, в виде нумерологического пророчества, сопровождавшего загадочную икону «Девятный спас». И роман разбит на три части по временным отрезкам: пропущены «спокойные годы» и всё внимание уделено тем годам, которые являются переломными согласно пророчеству. Впрочем, по моему скромному мнению, без всей этой нумерологической мистики можно было бы спокойно обойтись и ничего бы в интриге и сюжете не изменилось бы.

Действие романа начинается в первый, согласно пророчеству, неблагоприятный для Романовых год, 1689-ый, в момент тайных родов царевны Софьи. Тогда-то мы и знакомимся с первый героем, персонажем безусловно отрицательным, предавшим сначала Софью, а затем и своего нового начальника, князя-кесаря Ромодановского, во имя собственной выгоды – в смысле, для упрочения своего положения и продвижения вверх поближе к власти. Зовут его Автоном Зеркалов. В конечном итоге, ни одно из его предательств выгоды ему не принесло, а расстраивают его замыслы и в первый и во второй раз три человека: крестьянин Илья (символ уходящих в прошлое русских богатырей и мастеров-на-все-руки), попов сын Алексей (собирательный образ всех тех, кто в эпоху Петра смог подняться, благодаря своим талантам и верности из грязи, ну, почти в князи) и боярский сын Дмитрий (тоже символ уходящего в прошлое столбового дворянства, русский Витязь). А попутал Зеркалова вовсе не бес, а тот самый «Спас Ясны Очи», который Софья взяла с собой для пущей поддержки против Петра (по легенде, у кого из Романовых икона – у того и власть и сила). Который наш «герой» захотел преподнести, вместе с Софьиной казной, Петру, тем купив себе расположение нового царя.

Как происходило расстройство планов нашего властолюбца я, безусловно, рассказывать не буду. Лишь ещё раз повторюсь, что к концу книги всё возвращается на круги своя: загадочная икона теряется, казна, благодаря трём друзьям, возвращена Петру, Зеркалов, вместе со своим сыном-провидцем Петрушей, (пару раз вольно или невольно проучаствовавшем в расстройстве планов папы в качестве ключевой фигуры) отправляются в ссылку в Сибирь, незаконная дочь царевны Софьи самовольно отправляется вослед за ними, так как влюблена в странного, не от мира сего, юношу Петрушу Зеркалова (вот и получается, что будто бы их никогда и не было), а три друга, крестьянин, попович и боярин – растворяются среди многочисленного люда, приносившего пользу Отечеству на службе у Петра Первого.

Резюме. Весьма увлекательная книга, которую можно рекомендовать всем, даже тем, кто не особенно интересуется историей.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 12 Янв 2008 :  21:35:26  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 3

«МАГИЯ КНИГОИЗДАНИЯ»
Вокруг романа Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Человеку со вкусом даже неделя в унылой Англии
покажется бесконечностью!
Недели больше чем достаточно!

Книга интриговала. Книга внушала, манила, пугала и звала за собой. Фраза на обложке «Так мог бы выглядеть роман «Мастер и Маргарита», если бы его написал Диккенс» приводила в ступор: после короткого и несколько неприязненного знакомства осталось впечатление, что Диккенс – это такой специальный английский Достоевский, а попытка представить «Мастера и Маргариту» в исполнении Фёдора Михайловича… Воображение пасовало. Так о чём же хотел поведать миру никому не известный писатель своим вызывающе девятисотстраничным томом с портретом Рокэ Алва (вычеркнуто) Чёрного Ворона на обложке? Сейчас узнаем…

По мере углубления в первую главу ступор продолжился. Кажется, я как-то говорила, что в романах уважаемой Гатти большие сноски?.. Так я заблуждалась, каюсь! Действительно БОЛЬШИЕ сноски у Сюзанны Кларк…
На второй главе у меня наконец забрезжила догадка, к третьей она перешла в уверенность, а на четвёртой мысль была оглашена вслух: да это же ещё одна жертва издЕВательского (Ц) произвола! Позиционировать как чистую фэнтези образчик нормальной такой классической английской прозы – это надо было додуматься.

Не то чтобы я была экспертом по английской литературе, но поверхностное знакомство с Теккереем, Голсуорси и Джордж Элиот и более основательное – с Джейн Остен, сёстрами Бронте и Джорджетт Хейер всё же даёт кое-какое представление о том, «как это делалось у них». Так вот, на моё самонадеянное имхо, роман Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» - это очень хорошая, очень качественная английская проза с элементами мистики и кельтской мифологии в сюжете. А также – что немаловажно и совсем, увы, необязательно – отлично переведённая на русский язык. В лучших старых традициях, сказала бы я.
Отсюда вывод: беря в руки белый увесистый том, не нужно ждать от него героической саги а-ля Профессор с хоббитами, гномами и прочими эльфами. Хотя эльфы как раз были, да. Но в основном в книге действуют настоящие английские джентльмены. Как достойное мелкопоместное дворянство, так и блистательный высший лондонский свет. А также вполне реальные лица: герцог Веллингтон, лорд Ливерпуль, лорд Байрон и прочие значительные персоны соответствующего исторического периода, не исключая безумного короля Георга [делает реверанс]. Ведь вы же согласны, что изменить общественное мнение о том, что «магия малопочтенна», можно только респектабельностью, домом на Ганновер-сквер и привлечением влиятельных покровителей из числа членов Кабинета Министров?

Сюжет в принципе незамысловат, основное действие происходит в лондонских гостиных. Английская магия находится в упадке, перейдя в стадию абсолютно «теоретической», то есть целиком погрузившись в изучение старых манускриптов и перепев достижений легендарных магов древности во главе с Джоном Аскглассом, бессмертным королём-магом Севера. Некто мистер Норрелл решает возродить английскую магию, став первым и пока единственным в стране практикующим волшебником. Впрочем, по деяниям мистера Норрелла ни за что не угадаешь его намерений: он категорически не желает делиться знаниями, прячет от всех книги «по магии» и не берёт учеников. Для того чтобы привлечь внимание влиятельных людей, он совершает настоящее чудо, воспользовавшись услугами сомнительного эльфа, который благодаря промаху волшебника получает доступ в реальный мир и власть над некоторыми людьми. Впоследствии в стране появляется ещё один практикующий маг (Джонатан Стрендж), сумевший всё же стать вторым волшебником Англии и учеником неприятного мистера Норрелла. Два волшебника – это уже настоящая сила. Кабинет Министров всё чаще обращается за помощью, а мистер Стрендж сумел стать незаменимым для герцога Веллингтона, сопровождая его армию по континенту. Вот только безымянный злобный эльф – джентльмен с волосами, как пух чертополоха – не дремал…
Вы прослушали краткое, но исчерпывающее содержание двух частей огромного романа из трёх :)

Язык уж очень хорош. Особенно если вы любите эту неподражаемую английскую иронию и даже, не побоюсь этого слова, самоиронию. Вот вам характерный отрывочек из последней части, о Венеции:
«Ещё больше очарования таил в себе тот упадок, в котором пребывали здания, мосты и церкви. Гости были англичанами, и упадок других народов представлялся им естественным состоянием. Они принадлежали к нации, наделённой столь высоким мнением о собственной одарённости (и столь серьёзными сомнениями в талантах других людей), что ничуть не удивились бы, узнав, например, что венецианцы неспособны были оценить красоты родного города, покуда не явились англичане и не рассказали, как он хорош». Ну как? Впечатляет, не правда ли? И подобных пассажей там немеряно.

Так что это очень английский роман, полный юмора «для своих». Действие в нём неторопливое, чопорное и унылое, как знаменитая овсянка, но столь же, как она, качественное и полезное для организма. Ругать произведение такого класса немыслимо – это значило бы расписаться в полном отсутствии литературного вкуса, но и честно хвалить тоже не получится, ибо оно не способно увлечь так, как настоящая, нежно любимая нами фэнтези.

По крайней мере, узнать немного о кельтской мифологии было полезно – мой багаж в этой области нулевой. Такое впечатление, что агромадное количество агромадных же сносок содержит едва ли не все сведения по истории Волшебной Страны и магам древности из легендарной библиотеки мистера Норрелла в Аббатстве Хартфью :)

Резюме: очень качественная английская проза. Но интересная, увы, далеко не всем.

На этом нормальная рецензия заканчивается, и автор идёт вразнос.

Почему издательство может всё, а мы, читатели, ничего?! Почему они позволяют себе неправильно позиционировать произведения, халтурно их переводить, путать местами главы или печатать текст не целиком? Причём всё это за наши деньги и на условиях полнейшей безнаказанности. Это что, у кого-то праздник непослушания, а мы, значит, сиди в сторонке, капай слюной? Так не пойдёт!

Почему бы и нам не потешить себя? Давайте дружно пойдём в штрейкбрехеры! Я смотрю, это лёгкий хлеб: единственный способ в наше время безнаказанно пнуть Священную Корову Авторского Права – это заняться книгоизданием. Возьмём хотя бы создателей аннотаций. Максимум публичности, минимум ответственности! Работа ярмарочного зазывалы: прокукарекал, а там хоть не рассветай; благо читатели не зрители - они далеко, морду не набьют. Хотя иногда стоило бы. Впрочем, поскольку фамилии аннотаторов издательствами не разглашаются… Возможно, были прецеденты.

Так чем же мы хуже? Хороший повар способен приготовить яичницу двадцатью способами, так почему бы и нам не соорудить на скорую руку эскалопчик из английской классики под соусом авантюрин? Добавляя каждый раз специй по вкусу?

Вариант первый, имперски-восторженный:
«Ах, эта добрая старая Англия! Страна, приверженная традициям настолько, что жители её невозмутимо остаются подданными сразу двух королей: безумного Георга и бессмертного Джона, возвращения которого Северная Англия ждёт последние триста лет. А что может быть более в русле традиций, чем возрождение древнего магического искусства? Только одно – поставить волшебство на службу Великой Британской Империи, над которой никогда не заходит солнце!
Два истинных британских джентльмена – мистер Норрелл и мистер Стрендж – поднимают забытое искусство на невиданную высоту: армады призрачных кораблей, построенных из ветра и дождя, бороздят Атлантику, войска непобедимого Веллингтона маршируют волшебными тропами, прекрасные леди восстают из мёртвых, чтобы украсить своим присутствием лондонские гостиные.
Но так ли безобидны разбуженные силы? Что если обитатели бругов начнут просачиваться в реальность? Вернётся ли в таком случае Джон Аскгласс чтобы спасти своё королевство?»

Хмм… По-моему, неплохо! Добавим ложечку пряностей и горчицы до изумления…

Вариант второй, резонёрски-эпатажный. Свобода слова, однако!
«Вы думаете, магия – это файерболы, пентаграммы, звёздные карты, поединки на волшебных палочках? Ничего подобного! Магия – это скрупулёзное изучение старых и всеми забытых книг, которые джентльмен преспокойно читает в своей библиотеке. По крайней мере, именно так это делается в Англии.
Большего зануду и мизантропа, чем мистер Норрелл, просто трудно себе представить. Желая возродить английскую магию на словах, он продолжает всё глубже закапывать её на деле. То немногое волшебство, на которое он способен, всегда содержит в себе изъян: призрачные корабли неподвижны, ожившие леди несчастны, вызванные эльфы бродят по Лондону и строят планы свержения правящей династии. Ученик же его, мистер Стрендж, не сумев уберечь от чёрной магии собственную жену, добровольно впал в безумие и сеет ужас и тьму в ни в чём не повинной Венеции.
Чем закончится эта чисто английская драма? Устоит ли Британия? Смогут ли два волшебника забыть свою вражду ради спасения страны или негр-дворецкий сядет на английский престол?»

Теперь подольём уксуса покислее и тщательно перемешаем…

Вариант третий, упадочнически-унылый:
«Знаете ли вы, что эльфы отнюдь не так прекрасны и простодушны, как это принято считать? Да, вы подозревали, но уверены не были. Что ж, когда вы прочтёте эту книгу, сомнений уже не останется.
…Никогда, никогда не доверяйте английским эльфам! Заключив с ними договор, вы рискуете стать вечным пленником очередного бруга вроде «Утраченной Надежды». Если вы не побережётесь, то будете вынуждены каждую ночь танцевать на давно опостылевшем балу под унылое пение расстроенной скрипки.
Что знают современные английские волшебники о настоящем волшебстве? Практически ничего! Старые манускрипты – это жалкие осколки древней мудрости, записанные столетия назад бездарями, которые подбирали крохи со столов действительно великих магов. Чему можно выучиться по этим книгам кроме псевдомагии, более опасной для её носителя, нежели для окружающих?!
Нет-нет, если с вами что-то случится, остаётся уповать только на Короля-Ворона, легендарного Джона Аскгласса, короля Севера. Он придёт, не сомневайтесь!»

[любуется результатом]
А впечатляет! Трижды по тысяче знаков, ни слова вранья, а в результате книжку мама родная (мадам Кларк) не узнает. Меня явно возьмут в ресторан «Метрополь», так неужели в «АСТ» откажут?


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 14 Янв 2008 :  16:15:31  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 4

Сюзанна Кларк, "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл"

В начале своего доклада я хочу выразить свою признательность тем уважаемым джентльменам, которые обратили мое внимание на это произведение. Если бы не их благосклонное участие, то, вполне возможно, мое знакомство с этой работой мисс Кларк было бы отложено на неопределенный срок.

Дело в том, что я весьма подозрительно отношусь к книгам, которые презентуются как «лучшее фентези последних 70 лет». Также не очень вдохновляли отзывы, в которых утверждалось, что для должного понимания этого романа необходимо доскональное знакомство с английской классической литературой.

К счастью, мои опасения оказались безосновательны, по крайней мере, при чтении не потребовались знание британской словесности на уровне выпускника филологического факультета, а что до лучшего фентези за последние десятилетия… Несмотря на то, что это заявление по-прежнему кажется мне излишне претенциозным, нельзя отрицать того факта, что книга заслуживает нашего пристального внимания.

Так что же собой представляет история мистера Джонатана Стренджа и мистера Норелла?

Прежде всего, это стилизация.

Первые же страницы романа вызывают ассоциации с творчеством Бернарда Шоу, Чарльза Диккенса и, вполне возможно, многих других достойных леди и джентльменов, оставшихся неопознанными благодаря досадным пробелам в моем образовании.

Впрочем, должен отметить, что стилизация эта адаптирована под запросы современной аудитории. К примеру, мисс Кларк не стала злоупотреблять тяжеловесными сложносочиненными предложениями, столь характерными для творчества писателей XIX столетия. По крайней мере, практически любая фраза романа доступна для понимания после первого же прочтения.

Также роман насыщен добрым английский юмором, иногда даже чрезмерно английским, вызывающим в памяти незабвенное – «Что это Бэримор? Овсянка сэр!» Но справедливости ради стоит сказать, что такие моменты довольно редки.

Опираясь на вышесказанное, человек, не читавший роман, может сделать вывод, что перед ним откровенно вторичное произведение с малооригинальными претензиями на юмор, но это только первый взгляд, я намерен развеять это заблуждение, для чего давайте рассмотрим роман повнимательней. Поскольку произведение это довольно сложное, для удобства я предлагаю оценить его по трем пунктам – оригинальность, сюжет, идея.

На первый взгляд оригинальность сюжета может быть поставлена под большое сомнение. Ну, подумаешь магия в нашем обыденном мире, что тут особенного? Фантастика этого направления уже представлена героями на любой вкус – от вампира содержателя ночного клуба до волшебника в ранге заместителя министра. Однако в большинстве подобных произведений сверхъестественные события скрыты от глаз простых смертных, либо действие перенесено в некую параллельную реальность с ее характерным «временем вне времени». В таких условиях волшебник, проживающий в панельной пятиэтажке быстро перестает воздействовать на воображение читателя и становиться просто одним из элементов игры.

А что произойдет, если автор сделает фантастическое допущение – в нашем случае существование магов и магии – самостоятельным художественным средством? Привяжет действие к вполне определенным историческим событиям и легко узнаваемой социальной среде?

Тщательно смешаем ингредиенты, и вот перед нами «старая, добрая Англия» в которой волшебники столь же привычны и обыденны как туман и файф-о-клок. Здесь клуб провинциальных любителей магии вызывает не больше интереса, чем аналогичные собрания любителей охоты и рыболовства, джентльмены на страницах газет спорят – кто же является основателем английской магической школы и можно ли считать таковым Мерлина, с учетом того прискорбного факта, что мать его была валлийкой, а отец и вовсе демоном. В серьезных научных трудах наравне со Столетней войной упоминают как о рядовом эпизоде о том как в некое «лето господне» очередной английский король, получив известие о вторжении в его земли Даонин Сид, волшебного войска, отправляется со своими рыцарями наводить порядок.

Причем, все это написано в стилистике классического романа, которая в нашем сознании стала чуть ли не синонимом реализма. Конечно, на читателя нашей культуры это производит не такой сильный эффект, как на англичанина который легко узнает отсылки на произведения, знакомые со школьной скамьи, но все же неординарный подход к сюжету сразу бросается в глаза.

Думаю, мы могли бы испытать аналогичное потрясение, если бы в романе, стилизованном под Войну и Мир, на полном серьезе описывалось вторжение Бонапарта, поддержанное эльфами и французскими колдунами.

Таким образом, дамы и господа, оригинальность романа, на мой взгляд, не подлежит сомнению. Но что такое оригинальность сама по себе? Перефразируя одного британца можно сказать, что это такая лошадь, на которой на полном ходу можно достигнуть города Нигде. Но, по крайней мере, есть возможность прибыть туда с хорошей посадкой, что, согласитесь, тоже не мало.

Однако давайте все же перейдем ко второму пункту разбора – сюжету.

Сразу должен оговориться, любители сюжетов, связанных со спасением мира или борьбой с опять таки мировым Злом будут разочарованы. Сюжет развивается настолько неторопливо, что по началу кажется, что мы имеем дело с внесюжетным произведением, построенным на манер некоторых исторических романов. Затем начинает складываться впечатление, что перед нами некое подобие семейной хроники. История двух людей необычной профессии, которые спокойно идут по жизни, время от времени попадая в различные комические ситуации. Разумеется, характеры этих двух людей резко противопоставлены друг другу.

Словом, кажется, что роман строится по незыблемым классическим образцам. Необычным можно счесть разве что введение в текст множества крошечных историй, которые чем-то напоминают стиль Ярослава Гашека. Эти зарисовки на полях вроде бы не имеют непосредственного отношения к сюжету, но на самом деле помогают под новым углом взглянуть на основную историю

Однако чем дальше развиваются события, тем большее недоумение испытывает читатель. История жизни начинает постепенно превращается в фантасмагорию. Теперь перед нами уже не Диккенс и не Шоу, а скорее Кэрролл и его «Алиса в стране чудес». Помните, что бывает, если погнаться за белым кроликом?

Не только жизнь героев претерпевает разительные изменения, но и сама «старая добрая Англия» под действием волшебных сил начинает расползаться как комок крахмала в воде. Самое любопытное, что эта странная смесь бытового романа и фантастики не только не вступает в противоречие, но напротив – органично дополняет друг друга.

Кроме всего прочего, сюжет радует своей продуманностью. Некоторые авторы по неопытности ли, в спешке ли, сами себя загоняют в сюжетные ловушки, и потом лихорадочно мечутся, пытаясь оттуда вырваться буквально на глазах изумленной публики. Это производит весьма печальное впечатление. В романе мисс Кларк от таких коллизий можно отдохнуть.

Испытываешь подлинное наслаждение, когда ближе к развязке понимаешь, что именно такой финал автор подготавливал с первых страниц. События, которые в начале воспринимались как проходные, оказываются важными элементами замысла романа. Становиться очевидно, что над сюжетом была проведена столь редкая в наше время тщательная и кропотливая работа. И причем, работа талантливая.

Думаю, не возникнет споров, если в качестве оценки за сюжет мы изберем такую – достойно всяческого подражания!

Теперь переходим оценке идее романа.

Здесь я должен сделать признание. Увы, я не отношусь к той многочисленной когорте критиков, которым намного лучше самого автора известно, что же тот хотел сказать своим произведением. Я не хочу навязывать вам свою точку зрения, лучше сделайте свои выводы. Скажу только, что по прочтении романа у меня осталось странное послевкусие. Захотелось заварить себе горячего чая, сесть у окна и смотреть на падающий снег.

Благодарю за внимание.

Доклад подготовил:
Временно анонимный ЧКК, эсквайр.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 14 Янв 2008 :  16:30:16  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 5

ПЕРВЫЙ РУССКИЙ БОГАТЫРЬ
О книге Ивана КОШКИНА «Илья Муромец» («Эксмо», «Яуза», 2007)

…При чтении книги вспоминается картина «Богатырская застава» – не та, что написана великим Васнецовым и которая чаще именуется «Три богатыря», а другая, кисти Ю. Арсенюка. И вроде бы богатыри все те же, и вроде бы идея все та же – а вот есть в картине Арсенюка чуточка гротеска и толика юмора, отчего картина оная приобретает отчетливый налет «лубочности».

Именно такой налет лубочности отличает и книгу Кошкина. Но как гротескно широким мечам и небывало могучим (вот уж поистине богатырским!) копьям не заслонить главную идею упомянутой картины, так и за шутками и художественными преувеличениями книги встает все та же главная идея: Родина превыше всего, и в веках будут помнить тех, кто пролил кровь за свободу своей земли и народа.

Впрочем, не подумайте, что автор увлекается морализаторством. Нет, «Илья Муромец» читается как увлекательное повествование – вот только при этом книга заставляет читателя подумать о многих важных вещах. О чести и любви к Родине, о настоящей дружбе и цене свободы… Что, конечно же, не может не радовать.

На страницах книги оживают герои русских былин и ключевые фигуры нашей стародавней истории – и, надеюсь, у многих из тех, кто прочел книгу, проснется интерес к нашей седой древности. О которой, как убедительно доказал Кошкин, можно написать ничуть не менее интересно, чем о походах викингов, войнах Древнего Рима или очередной войне с бесчисленными темными властелинами.

Интересно то, как автор упредил читательские претензии к убедительности происходящего. Все-таки говорящий конь, переводящий трактаты Сунь-Цзы – это даже для фэнтези немного слишком, да и прочитав про богатырский скок и прочие чудеса, многие могут хмыкнуть и сказать: «ну, знаете…». Да, для «обычной» литературы это и в самом деле показалось бы чрезмерным. Но тут – и не фэнтези, и не псевдоисторический (пусть даже в самом вольном понимании этого слова) роман, а «богатырская сказка». И все претензии сразу отпадают, как осыпается подсохшая грязь с копыт богатырского коня. Впрочем, едва ль найдется тот, кто эти претензии захочет предъявлять – уж очень органично вплетены былинные (или сказочные, кому как больше нравится) элементы в ткань повествования. И там же находится место для совершенно реальных исторических событий и фигур – от Владимира Красно Солнышко до Людоты-коваля. Того самого Людоты, чей меч, пролежавший в земле много веков, уже в наше время позволил развеять один весьма до той поры устойчивый миф… И это искусное переплетение реальности и вымысла – одна из несомненных заслуг автора.

Книга получилась интересной, увлекательной, а главное – с четко выраженной идеологией (или, если хотите, гражданской позицией). В силу этого она является достойным образчиком литературы, которая раньше именовалась «литературой для юношества» (хотя и другим категориям читателей должна быть интересна). Потому что – да не покажется вам это преувеличением – именно такие книги закладывают в подростках основы патриотизма.

…Время богатырей ушло. Ушли и они сами – кто лег во сыру землю на поле брани, кто, постарев, ушел в монастырь доживать свои годы. И как ни банально это звучит, народу, который они защищали на протяжении многих лет, пришла пора защищаться самому, ибо врагов, к сожалению, меньше не стало. Но уж больно славные у нас учителя были: Добрыня Никитич, Алеша Попович… И, конечно, первый богатырь земли Русской – Илья Муромец. Так что вот уже более тысячи лет – справляемся, и супостату, приходившему с огнем и мечом, хребет ломали не раз.

Даст бог, будет так и впредь.
Спасибо за науку, богатыри.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 14 Янв 2008 :  17:17:06  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 6

О происхождении "вольх*йни"

Для начала определимся - что такое "воль*уйня"? Сам термин был введён Джорианом в одном из его книгообзоров. Сейчас я попробую дать чёткое определение этому термину.

"Вольху*ня" - это литературные "произведения" достаточно низкого уровня, написанные под сильным влиянием цикла Ольги Громыко "Ведьма". Главная героиня в этих опусах стервозна, везуча и, конечно же, обладает незаурядными магическими способностями. События, как правило, развиваются по следующему сценарию: ГГ влипает в неприятности, после чего выпутывается из них. В этом ей помогают её везучесть, магические способности и друзья. В конце - обязательный хэппи-энд, либо "продолжение следует".

Теперь подумаем, почему Громыковская "Ведьма" спустила такую лавину? Причин тому, на мой взгляд, несколько.

1. ГГ в цикле "Ведьма" самостоятельна, чуть стервозна и удачлива. Она часто поступает наперекор - и побеждает. Многим девушкам очень нравится отождествлять себя с ней. Поэтому девушки-авторы начинают писать книги в том же духе, усилив понравившиеся им черты. Собственно, пишутся книги о своём идеале, о себе. Именно это и является первопричиной всего вышеизложенного.
Поэтому в подобных книгах традиционен хэппи-энд, а ГГ - наглы, везучи и сверх меры одарены разнообразными способностями. Про такие качества, как ум, честь и чувство меры эти писательницы зачастую забывают... кроме того, героини "вольху*ни" зачастую крайне инфантильны, что тоже закономерно - это, во-первых, модно, а во-вторых - "творцы" такого рода произведений, сами ещё не слишком зрелые люди и написать иначе не умеют.

2. Популярность японских мультфильмов - аниме. В аниме герои очень яркие... но не всегда объёмные. Плоские. Я не говорю, что для всех аниме характерны "плоские" характеры героев, ни в коем случае. Но основная часть аниме - настоящий ширпотреб! Как иронические детективы (среди которых, кстати, тоже встречаются хорошие книги, хотя и достаточно редко), которые не могут стать поводом говорить, что все книги - отстой. Так что, говоря "популярные аниме", я имею в виду именно такие вот... творения. Основная их масса действительно не более, чем ширпотреб. И эти вот анимешки, сложившись с "Ведьмой", сформировали столь любимый у вольх*йняписательниц образ главгероини. Форма была взята из "Ведьмы", а суть - из популярных аниме.

3. Мода на феминизм - аналогично с п.1

4. Распространенность сюжета. Любительниц цикла "Ведьма" с самого начала было довольно много, и в итоге спрос породил предложение, а потом и моду...

Поэтому, как только появилось более-менее большое количество произведений, где ГГ обладала соответствующими качествами, сошла лавина. Популярные анимешки, мода на феминизм и инфантилизм (мода на инфантилизм довольно быстро слилась со стилем "гламур" и породила "гламурных блондинок") - в общем, все предпосылки были, оставалось лишь нажать на кнопку и задать направление. И цикл "Ведьма" стал такой кнопкой. И он указал направление. После первой же книги цикла появилась куча фанфиков, а к четвёртой лавина уже вовсю летела, захлёстывая полки книжных магазинов...


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 14 Янв 2008 :  17:24:28  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 7

Сергей Малицкий, «Миссия для чужеземца»

"Миссия для чужеземца" - это роман из серии "наш современник в параллельном мире". Казалось бы, одно это уже достаточно характеризует роман, так как в последние несколько лет большая часть таких "шедевров", откровенно говоря, были чистой "проходной макулатурой". Как говорится, книга на вечер, но не более. Вот поэтому-то я не ожидал ничего особенного от "Миссии для чужеземца" и приятно удивился, когда встретил под обложкой достаточно хороший и крепкий роман о приключениях нашего соотечественника в дебрях фэнтези.

Начинается роман вполне типично для книг такого жанра. Главный герой Сашка Арбанов, проходящий срочную службу, в результате козней демона Иллы оказывается в параллельном мире. Чувствуете? - пошла штамповочка… Далее к ней добавятся таинственное прошлое предков главного героя и его необычные способности – куда уж без них. Однако главной проблемой книги стал отнюдь не избитый прием, а плохая подача материала. Автор создал интересный мир, населил его разнообразнейшими расами и существами, придумал красивую мифологию, но раскрыть его перед читателем по всем правилам ему не удалось. Основной причиной этому послужило обилие терминов, названий и имен – в начале книги в них просто путаешься и, встретив вроде бы знакомое, напряженно думаешь: "А где я это уже видел?". Потом вспоминаешь – оказывается, об этом вскользь упоминалось сотню страниц назад. Понятно, что автор прекрасно разбирается в придуманном им мире, но и о читателях тоже подумать надо. Следует раскрывать мифологию мира, не торопясь и постепенно, а не прыгать "с пятое на десятое". К минусам стоит также отнести немного невнятную первую половину книги и обрубленные предложения – порой в голову приходила мысль, что автор не знаком со сложными предложениями и десять слов от точки до точки для него предел.

А что же хорошего и приятного в книге, спросите Вы? Повторюсь: интересный и необычный мир, никаких набивших оскомину эльфов – вместо них куча новых существ со своими традициями и обычаями, которые автору очень неплохо удались. Вдобавок во второй половине романа автор реабилитируется за приторможенное начало, в сюжете появляется больше динамики и действия…

В итоге с полной уверенностью можно сказать, что у автора получился хороший роман, не шедевр, но и не второсортная поделка. Не стоит относится к нему с предубеждениями. К тому же "Миссия для чужеземца" всего лишь первый роман трилогии "Арбан Саеш" и самое интересное ждет еще впереди, а прочитать продолжение так и тянет - уж больно на интересном месте автор закончил первую часть.



Отредактировано - Координатор on 15 Янв 2008 01:13:51

Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 16 Янв 2008 :  14:08:17  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 8

Садов Сергей, «Дело о неприкаянной душе»

Некоторое время назад попалась мне книга Сергея Садова «Рыцарь ордена» первая книга из трилогии. Сказать честно, осилить я не смог. Возможно, преодолев начало, дальше дело бы пошло легче… но не мое это. Не осилил.

Тогда мне предложили иную книгу того же автора. Это было «Дело о неприкаянной душе». Я прочел. Прочел буквально за вечер. Не останавливаясь. Теперь попробую ответить, чем именно меня зацепило.

Сюжет на первый взгляд прост. Есть мир чертей, есть мир ангелов, есть земля, мир людей. После смерти душа должна достаться либо чертям, либо к ангелам. Если говорить упрощенно. Все гладко, размеренно, отлажено. Но без песчинки в механизме не бывает книги, случилось так, что одна душа зависает меж Адом и Раем. Возникшую проблему поручают решить паре чёрт-ангел. Точнее паре чертёнок-ангелочек (дайте рому язык сполоснуть, так слащаво звучит).

Повествование ведется от лица чертёнка. Гладко и непротиворечиво. Читается опять таки легко и глаз не цепляется за огрехи стилистические. В ходе рассказа выясняется, что мир не настолько прост, как кажется. Чёрт и ангел – это не настолько незыблемо и нерушимо. Буквально на первой странице говорится о чёрте по рождению, ставшем ангелом.

Дальше - больше. Оказывается, черти – далеко не угольная чернота моральной бездны. Ангелы вовсе не стопроцентная, выбеленная Тайдом и кипячением, нравственная чистота. Но и не безликая серая масса исполнителей божественной воли.

Задача чертёнка и ангелочка одна. В силу «производственной специфики», они не могут действовать одинаковыми методами. Но должны действовать вместе. Казалось бы, проблема не разрешима. Но все не так уж безнадежно.

В ходе поисков, автор показывает свою точку зрения на многие морально-этические и философские проблемы. Конечно, эти проблемы ставились и раньше… но кто виноват, что те же Христовы притчи даже апостолы с первого раза понять не могли, чего уж говорить о нас? Автору, на мой взгляд, удалось показать всю сложность проблем без впадения в миссионерство.

Теперь хотелось бы сказать еще вот о чем. Главные герои – детского возраста, для книг Сергея Садова это весьма обычно. Ему удалось показать именно подростков (если я не забыл себя в подобном возрасте), а не впавших в маразм взрослых.

На этом позвольте откланяться.
Sic.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 17 Янв 2008 :  12:44:26  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 9

Г. Герман, «Последнее лето Клингзора»

Черный конь
С горящим глазом
Выступил из пены вод –
Не тускнеющим алмазом
Загорелся небосвод.

Клингзор – имя легендарного учителя миннезингеров: немецких трубадуров, рыцарских поэтов-певцов. Имя демонического волшебника, что с наглостью Марсия мог бы состязаться с Аполлоном, а быть может, даже подобно Люциферу посмел бы соперничать с самим Господом Богом, гордясь своим магическим мастерством. Автор взял имя Клингзора для главного героя, тоже волшебника. Взял с целью показать, шаг за шагом, в чем именно заключается совершенствование мастерства мага и что может маг, будучи в зените вдохновения и могущества, уверенно противопоставить самому Творцу.

Волшебство этого нового Клингзора не было столь банальным, как приевшаяся и прижившаяся стихийная магия, или какая-нибудь там некромантия, или бог знает что еще, что напридумывали за все время существования жанра фэнтези. Волшебник Клингзор был художником.

Все произведение построено таким образом, чтобы не только понять приемы и правила этой очень необычной магии, но и постоянно находиться под ее воздействием. Открывая книгу, словно бы попадешь в комнату, насыщенную сладким дурманом, в котором и пребываешь до последней страницы.

Реальный мир, со своими сложными взаимосвязями, и, прежде всего, отношениями между людьми, показан через призму магии живописи. «В его палитре всегда было несколько красок, очень ярких: желтый и красный кадмий, зеленая «веронезе», изумрудная, кобальт, фиолетовый кобальт, французская киноварь и гераневый лак».

На что Клингзор использовал свою магию? Уж во всяком случае, не на такие банальные цели, как запускание огненных шаров, надувание водяных пузырей или подъятие мертвецов! Он повелевал тонкой структурой мира, изучал источники его гармонии и красоты и управлял ими, устанавливая сложнейшие цветовые связи в пространстве и времени. Люди, на которых он обращал свое волшебство, неожиданно начинали видеть мир иначе, постигали его во всем великолепии и сложности, такой далекой от мещанских однотонных будней. Возможно, целью мага Клингзора было просто сделать людей счастливыми, а возможно его цель была гораздо более «опасной» – показать людям, что их Бог есть только малая часть бесконечного многообразия мира. Впрочем, не исключено, что цель Клингзора была совсем иная… Да и была ли она вообще, эта цель? Увязнув в его палитре, читателю начинает казаться, что сам Клингзор уже больше не человек, а творение своей же магии – существо бестелесное, живущее только благодаря наполняющим его тонам и оттенкам. Но разве это не мечта истинного волшебника – настолько проникнуть в магию, чтобы стать с ней одним нерасторжимым целым?

Клингзор был невероятно дерзок в восприятии мира. Бог был для него только предметом эстетики, да и то в зависимости от тональности его очередного холста. Мораль и нравственность легко сменялись распущенностью, а порой и сочетались с ними, в зависимости от игры света и тени. Законы рисунка, цвета и композиции превыше всего! Они диктовал ему отношение к жизни, они делали его и ангелом, и демоном одновременно. «…Ему хотелось писать эту женщину или быть ее любовником, хотя бы лишь на час. Она была всем: матерью, ребенком, возлюбленной, зверем, Мадонной…»

Он экспериментировал с пространством – умел находиться во многих странах одновременно, просто чуть сдвигая цветовое восприятие. Так, один и тот же пейзаж неуловимо преображался то в знойный Восток, то в японский сад, то в уютный уголок горной Швейцарии.

Экспериментировал он и со временем. Клингзора с детства раздражал закон «последовательности времени», невозможность обратить его вспять или пустить во все стороны разом, как тройку взбесившихся и вырвавшихся из упряжи коней. Восставая против законов природы, маг жаждал «бурной, насыщенной одновременности», так, чтобы в одно и тоже мгновение можно было жить десятками жизней, чтобы не упустить ничего из многообразия и великолепия мира.

Как человек же Клингзор был одинок. Увивались нескончаемые вереницы любовниц, точно мотыльки около горящей свечи, но единственной человеческой любви и настоящих друзей у него никогда не было. Люди, окружающие его, были прежде всего объектами для его нескончаемых экспериментов над восприятием мира – это им он являл свои чудеса, это они сходили с ума то от отчаяния, то от восторга, живя в созданных им мирах. Собратья же волшебники были слишком сложными и изысканно-утонченными натурами, чтобы растрачивать себя на простое человеческое сочувствие и сострадание. Они были выше этого – это только несовершенному Богу свойственно милосердие, а эти гордые маги бесконечно превзошли его в своем мастерстве. Весь мир был одной большой удивительной пестрой игрушкой, калейдоскопом фейерверков и брызгами красок для таких, как маг Клингзор.

Его магия прославляла жизнь. Прославляла буйно, безудержно, откровенно. Жажда жизни во всех ее проявлениях терзала Клингзора, как голод терзал Тантала! Одна за другой ему покорялись вершины магии кисти и холста. Так он понял, что «краски можно фальсифицировать, их можно усиливать, приглушать, передавать на сотню ладов. Но если хочешь воссоздать краской какую-то часть природы, то надо, чтобы между несколькими красками было точно такое соотношение, в точности то же напряжение, что и в природе». Поняв природу и овладев ею, как своей любовницей, он, не замедляя шага, двинулся дальше, желая теперь уже отразить красками и сделать реальными человеческие мечты. Клингзор торопился, чувствуя приближающуюся смерть, которую не могло остановить все его волшебство. И однажды, когда его последнее лето уже почти отцвело, он вдруг понял, что именно он хотел создать – Автопортрет. Что же, вершиной мастерства оказалось всего только самолюбование!? Быть может. Торжествующая флейта Марсия пела о самой себе, Люцифер творил мир по образу и подобию своему… Быть может, в процессе долгих поисков и экспериментов, в попытках понять и изменить само пространство-время, Клингзор пришел к выводу, что Человек – это и есть то, что выше Бога, что царит над всеми красками мира, владеет и повелевает ими. В изображении самого себя были тысячи лиц, тысячи судеб, тысячи стран и фантазий, тысячи видений и мечтаний – это был портрет не кожи лица, но самой сущности человека.

Произведение читается легко. Несмотря на то, что автор делает упор на описание красок и цветовых ощущений. Ко множеству прилагательных и сравнительных оборотов быстро привыкаешь и начинаешь воспринимать их как будто уже и не словами, а напрямую – цветами, тонами, оттенками. Сам текст как будто становится одним из творений магии Клингзора. «Над чернотой деревьев белесыми бликами мерцали большие жестяные листья магнолий с полузакрытыми огромными, белоснежными, с человеческую голову, бледными, как луна и слоновая кость, цветками, от которых легко и мощно поднимался густой лимонный дух».

Автор подчиняет волшебством Клингзора не только персонажей, но и читателей. Магия цвета опасна – не она ли некогда заставила Гогена бросить респектабельное общество, жену, детей и бежать в жаркие пестрые страны, рисовать голых таитянок? Какой пейзаж, читатель, какое сочетание красок вдруг выдернет тебя из обыденной жизни и заставит пойти по дороге мага Клингзора, дороге исканий красок, отразивших бы всю Вселенную, дороге на поиски Человека? Ведь надо так «много сделать, много увидеть, исписать много бумаги и холста, взволновать много сердец любовью и ненавистью, внести в мир много скандального и свежего в искусстве и в жизни, надышаться множеством дней и звездных ночей»!

«Опушка стояла в мягких последних лучах, светлые стволы каштанов перед черными тенями, желтая хижина тихо испускала вобранный за день свет, мягко пылая, как желтый топаз, розовые и фиолетовые тропинки тянулись через луга, лозы и лес, кое-где виднелись желтые уже ветки акаций, небо на западе, над бархатно-синими горами, было золотым и зеленым». Читатель, не твоя ли это дорога в миры мага Клингзора?


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 30 Янв 2008 :  01:11:56  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 10

О сталкере бедном…

Наверное, было бы странно, если бы таких книг не появилось. Уж очень атмосферным получился этот мир, уж очень самодостаточным… и при этом – очень податливым для применения писательской фантазии. Ведь «в Зоне странного нет», а это значит: только от твоей фантазии и писательского таланта зависит что ты из этого пластилина вылепить сумеешь – триллер, ужастик, боевик или же (страшно представить) настоящее НФ с примесями триллера, боевика и ужастика. Хорошая, надо признать, игра получилась – «S.T.A.L.K.E.R.» А вот книги по ней…

Впрочем, за все книги пока что говорить не буду. Взгляну подробнее только на последнюю из прочитанных мной, а именно – на «Выбор оружия» за авторством некоего Андрея Левицкого, который, если верить аннотации, является одним из сценаристов игры «S.T.A.L.K.E.R.: Clear Sky». Пожалуй, именно эта строчка в аннотации побудила меня снять «Выбор оружия» с полки книжного стеллажа в магазине и переселить на полку своего книжного шкафа. Таким образом, была сделана классическая ошибка незадачливого покупателя, который лишь после ознакомления с приобретённым продуктом всерьёз задаётся вопросом: а является ли вообще показателем качества одного фильма тот факт, что над ним работал «один из создателей» другого фильма? Или, применительно к данному конкретному случаю: обязан ли «один из сценаристов игры» быть при этом ещё и хорошим писателем? Почитаем и попытаемся разобраться…

Сюжет повествования вертится вокруг приключений главного героя – сталкера по прозвищу Химик – и его напарника. Они подряжаются отыскать пропавшую группу другого сталкера – Медведя, ушедшего на поиски некоего «поля артефактов». Само собой, путь их лежит в места, «пользующиеся дурной славой». Героям предстоит изрядно «поприключаться», выяснить судьбу Медведя и его людей, узнать о реальности многих легенд Зоны, ну и, конечно же, вволю побегать и пострелять. Подробнее распространяться о сюжете просто нет смысла. Книга – достаточно типовой фантастический боевик, правильнее даже сказать: боевик фантастический, поскольку «экшн» в «Выборе оружия» стоит на первом месте, а всё остальное, по сути, вторично. Поклонники игры вполне могут получить свою порцию «фэна» (в финале книга даже пересекается непосредственно с сюжетом игры), поклонники постапокалиптических боевиков в голливудском стиле тоже, наверное, прочитают не без любопытства. Прочим предлагаю ознакомиться с более пристрастным разбором чуть ниже.

**************

Плыл себе паром через реку Припять. На пароме было полно людей, стояли легковые машины. И вдруг – бац! Авария на Чернобыльской станции. Паром посреди реки встал и так остался стоять на долгие годы, полный ржавеющей техники, обрастающий кустиками и мрачной репутацией «недоброго места». Загадочный такой, старый… Правда, главный герой быстро выясняет, что паром на месте удерживают тросы, видимо прикреплённые к грузам на дне. Которые, если верить герою, с берега в бинокль почему-то нельзя разглядеть, «а подплывать люди боялись». Зачем вообще кому-то вдруг понадобилось загруженный паром посреди реки бросать – это ни автора, ни Химика не удивляет. Наверное, потому что Зона – место загадочное и тут вполне может сбоить не только сталкерский ПДА, но и сама логика повествования… Такие вот логические «сбои» и непродуманности тараканами разбежались по страницам книги. Они не так чтобы шибко многочисленны, но усаты зело. Чаще всего возникают в виде неких сюжетных данностей, логикой никак не подкреплённых. Например, вырывает герой в пылу схватки у злого недруга серьгу вместе с половиной уха. И, ввиду неравенства сил, отступает с поля боя, таща за собой пострадавшего напарника. Обиженный недруг потом гоняется за друзьями на вертолёте и пытается их убить… но почему он вообще позволяет им убежать в разгар рукопашной – так и осталось для меня непонятным. Или скажем, наши герои, стыкнувшись с парочкой бюреров, наглядно убеждаются в неслабой живучести этих мутантов. А позже Химик в одиночку воюет с несколькими десятками таких ребят, укладывая их наповал чуть ли не каждым выстрелом из пистолета. А как вам нравятся опытные сталкеры, решающие проехаться по незнакомой местности на телеге, запряжённой лошадью? Лично мне, как поклоннику мира «S.T.A.L.K.E.R.», никак не нравятся. Не верю я в них – и всё тут.

Далее по списку следуют обычные ошибки и неточности в описаниях. Они попадаются регулярно и взгляд неприятно «царапают». То у героя заканчиваются после пары выстрелов патроны в автомате, который он вроде бы на предыдущей странице перезарядил. То он «придерживается за пулемёт», который перед этим был гранатомётом. А то его напарник вдруг зачем-то перезаряжает оружие, из которого вроде бы вовсе не стрелял. Или, скажем, в одном месте книги аномалия называется «птичьей плешью», а в другом – «комариной». В полусотне фраз мы читаем «ржавые волосы», а где-то между ними мелькают вдруг «ржавые водоросли» – и не поймёшь, опечатка это или автор действительно про водоросли написал, потому как названия аномалий по тексту кавычками не выделяются, хотя, вроде бы, и должны… Всё это, без сомнения, можно было бы выправить при надлежащей вычитке вместе с регулярно встречающимися огрехами в пунктуации. Можно было бы… но мы ведь с вами не первый год читаем книги от ЭКСМО и не станем наивно гадать, почему роман отправился в печать именно в таком виде, не так ли?

Вызывают сомнение многие употребляемые автором термины и выражения. Озадачивают то «цевьё» у лодочного весла, то «торец» у здания, то пистолет-пулемёт, который автор несколько раз называет «пистолет-автоматом». Можно ли смотреть «краем глаз»? Как запряжённая в телегу лошадь может «скакнуть»? И сколько уже, наконец, можно стрелять из оружия, нажимая «курок»? Ведь шаблоннейшая же ошибка, уважаемый автор!

Наконец, стилистика в целом. Нет, доводилось, конечно, читывать и похуже; «Выбор оружия» ещё более-менее ровно написан в сравнении со многими своими современными «собратьями» по жанру и направлению. Но всё же приходится отметить и громоздкость описаний, и общую кривость текста. Не стоит, как мне кажется, употреблять словосочетание «взял пригоршню земли», если у главгероя напарника кличут Пригоршней и эта кличка упоминается буквально в соседних абзацах. Не стоит писать, будто конь «заорал нечеловеческим голосом». И следы пуль не стоит описывать как «плоские белые клубки». А уж когда нет-нет, да попадается по тексту вот такое: «…Грохот, как бы это сказать, продолжал нарастать. Не прекращал. Нарастал всё сильнее. Усиливался. Наращивал своё усиление…»

Особенно занимательно ведут себя в «Выборе оружия» автоматные очереди. То они «пересекают оба окна, дверь, описывают крутую дугу и возвращаются обратно», то «взбираются по телу твари, пересекают тупую бугристую морду и перескакивают на грудь второй… а потом готовы последовать и дальше, чтобы добраться до третьего пса…»

В книге, как выше уже упоминалось, очень много «экшена» и автор относится к нему со всей серьёзностью оператора, режиссёра и постановщика трюков в одном лице. Видимо, пытаясь компенсировать скудость доступных ему изобразительных средств, автор врезает в каждое описываемое действие максимум подробностей. К середине книги уже привыкаешь к тому, что главгерой и его напарник регулярно считают патроны в магазинах и периодически теряют в суете очередного боя своё оружие, чтобы потом найти новое и с удовольствием выдать развесившему уши читателю характеристики очередного «девайса». Они подробно дерутся и подробно стреляют, подробно «приключаются» с совершенно киношными и чрезвычайно подробными трюками и спецэффектами, нередко сопровождающимися классическим «замедлением картинки» (дабы получше всё самим рассмотреть и нам, читающим, показать). Выбрав повествование от первого лица, автор постоянно об этом забывает и выдаёт описания, которые явно выпадают из поля зрения главного героя – либо за спиной у него что-то творится, либо на слишком большом от него расстоянии. Конечно, благодаря этой куче подробностей картина происходящего худо-бедно начинает вырисовываться на наших мысленных «экранах», но вот динамика – она, несчастная, умирает в муках. И совсем скоро читать становится попросту скучно.

Да, скучно. И это, в конечном итоге, главная проблема книги. Роман не захватывает, его не тянет читать до полуночи, а потом – до утра. Под него меня на полном серьёзе сморил сон во внеурочное «детское» время. Герои «Выбора оружия» недостаточно выпуклы, при всех подробностях описаний их характерам недостаёт объёма. А миру Зоны в исполнении Андрея Левицкого фатально недостаёт той атмосферы таинственности и щемящего страха перед неведомым, ради которой, собственно, и тянет покупать книги серии «S.T.A.L.K.E.R.» Эх, ведь тянет же снова и снова! Но с каждым разом, увы, всё меньше и меньше. Ибо их качество упрямо работает против желания голосовать за серию рублём.

**************

Особого внимания заслуживает авторское послесловие к книге. Оно сообщает нам, что «значительная часть его (автора) детства прошла в Чернобыле», что он испытывает с тех пор неизъяснимую любовь к паромам и что на полке у него по сей день стоят 15 томов Уэллса, вывезенных из дома бабушки, а вот журналы «Вокруг света» так и остались в Зоне. Ни Стругацкие, ни их легендарное произведение в послесловии не упоминаются, зато в книге разок промелькнул подозрительный «бар Шти» и встретился такой вот кусок текста:

«…с детства в памяти осталась одна картина: мать, ещё совсем молодая, почти девчонка, коротко стриженная и с запавшими глазами, сидит на стуле перед столом без клеёнки, уставившись на стакан, который стоит на середине столешницы. Не моргая глядит на него – и вдруг он начинает ползти, медленно, чуть дрожа, сдвигается сам собой, пока не доползает до края, и когда падает, разбивается, а мать сидит в той же позе, будто ничего этого не замечая…»

Как говорится, без комментариев.

Узнаём мы из послесловия и что «…Этот роман – способ прощания с ними (родными местами), способ стереть Чернобыль, дом и паром из памяти, сжечь их вместе со старенькой подшивкой журнала «Вокруг света». Способ простой и, пожалуй, вульгарный, но, как я успел понять, действенный…»

Что ж… автор руками героя сжёг подшивку упомянутого журнала (а заодно и тома Уэллса, кстати… и чуть ли не весь город Чернобыль заодно) на 31-й странице книги. Классическим киношным способом поплескал в подвал бензин из баллончика для заправки зажигалок и бросил вниз зажжённую «Зиппу» (попробовал бы он так что-нибудь поджечь в реальности). Паром утопил на странице 50-й. На остальных 300 с лишним страницах методично засыпал останки своих воспоминаний детства скучной «голливудщиной». И, надеюсь, таки похоронил их надёжно. Потому как второго такого «прощания» мне уже просто не надо.


   
Перейти к:
поиск по теме:
  


Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Поиск | Вопросы и ответы
          
© Wilmark Design Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности
Snitz Forums 2001
Русификация: Wilmark Design