Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума
Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума WILMARK - ПРОДВИЖЕНИЕ, СОЗДАНИЕ, ПОДДЕРЖКА САЙТОВ

мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса

реальные миры фэнтези & фантастики
мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса


Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Правила | Поиск | FAQ
Логин:
Пароль:
Запомнить  
Забыли пароль?
Регистрация »
 
  Все форумы
  Конкурсы рецензий, рассказов
  2008 02. Конкурс рецензий Февраль-Апрель!
      Версия для печати
 
Автор Предыдущая тема Темы Следующая тема  
Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 19 Фвр 2008 :  13:32:12  Показать инфо об авторе  Посетить страницу Координатор
Начинаем новый, второй Конкурс рецензий, за февраль - предположительно март 2008 года.

1. Чтобы заявить рецензию к участию в Конкурсе, пришлите свою работу по адресу Konkurs-arh(собака)yandex.ru с пометкой в теме письма «На Конкурс».
Текст лучше всего присылать прикрепленным файлом в формате .doc или .txt, в крайнем случае можно просто в теле письма. Также в письме сообщите о себе краткую информацию:

а.) Имя (имя или ник-нейм, которые будут объявляться ПОСЛЕ окончания Конкурса).
б.) Условия анонимности (не против ли вы, чтобы при объявлении победителей Конкурса анонимность с вашей работы была снята).
в.) Согласие на обсуждение (согласны ли вы, чтобы работа обсуждалась на форуме? Если нет – в рецензии будет сделана соответствующая пометка, и модераторы возьмут на себя заботу обеспечить соблюдение этого условия).
г.) Если работа не попадает на текущий Конкурс, согласны ли вы выставить её на следующий?
д.) Согласны ли вы на выкладывание работы для её обсуждения в авторской теме?

==========
Работы на Конкурс выставляются АНОНИМНО. То есть работа присылается Координатору Конкурса (Konkurs-arh(собака)yandex.ru) и выкладывается им в соответствующей теме «Конкурс рецензий» сразу же по получении. После подведения итогов Конкурса анонимность снимается, победители объявляются под теми именами, которые они укажут в письме. По особому пожеланию автора анонимность может быть сохранена.

Внимание! На Конкурс могут быть приняты рецензии на нефантастические художественные произведения. Но предпочтение всё же отдаётся фантастическим.


Отредактировано - Координатор on 21 Апр 2008 02:33:51

Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 19 Фвр 2008 :  13:33:27  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 1

Кристофер Голден, «Лесная дорога»

Кристофер Голден больше известен как автор новеллизаций и книг в межавторских циклах, а наибольшую популярность ему принесли романы о Баффи Истребительнице вампиров. Но есть у Голдена и несколько превосходных романов написанных в жанре мистики, например, "Обманный лес" или "Вот мы и встретились". "Лесная дорога" также относится к их числу и по праву считается одним из лучших произведений этого писателя.

Главный герой романа – Майкл Дански, талантливый художник, работающий в рекламном агентстве. Однажды, возвращаясь ночью вместе с женой с маскарада, уставший и немного подвыпивший, Майкл засыпает за рулем своего автомобиля и чуть ли не сбивает стоящую на дороге маленькую девочку. Как добропорядочный гражданин, Майкл, конечно же, решает помочь заблудившейся Скутер (так девочка назвала себя) вернуться домой. Девочка показывает дорогу и Дански подвозит ее до дома, которым оказывается старый особняк, стоящий на холме. С криком "Найди меня!" Скутер исчезает в этом здании. Майкл заходит в дом следом за ней, чувствуя, что здесь что-то не в порядке. И это действительно так! Домик-то, оказывается, населен призраками…

Похоже на классическую историю о доме с привидениями, не так ли? Ожидаете чего-нибудь вроде фильма "Красная роза" или романа "В плену у призраков" Джеймса Герберта? Напрасно. Это только на первый взгляд кажется, что "Лесная дорога" обыкновенная история о привидениях, на самом деле сюжет романа значительно разнообразнее и не сводится только лишь к блужданиям по полутемным комнатам заброшенного особняка. Призраки начинают посещать Майкла и в обычной повседневной жизни. Особенно досаждает та самая маленькая потерявшаяся девочка Скутер, из-за которой Дански не может ни спать нормально, ни работать. Скутер постоянно требует от Майкла, чтобы тот ее нашел, и художник, бросив все – работу, дом, семью - вынужден заняться поисками надоедливого призрака. Но и это еще не все. Далее читателя ожидают жуткие призраки женщин, следящие за главным героем, немного древних обрядов, не менее древнее божество и очень неприятный сюрприз в середине книги, связанный с самым близким Майклу человеком…

Для начала стоит отметить, что "Лесная дорога" – не для тех, кто обожает сплаттерпанк Клайва Баркера или Бентли Литтла, то есть мертвечину, кровавые куски плоти и уродливых чудовищ - ничего похожего в романе вы не найдете. "Лесная дорога" - прежде всего психологический хоррор, ужас, который давит на нас исподволь, постепенно пробираясь в самые закоулки души и вызывая такое знакомое томящее чувство страха. Это книга для тех, кто любит сверхъестественное. Голден настоящий мастер в этом деле, он-то точно знает, как действительно напугать читателя. Чего стоит, например, сцена появления призрачных женщин в спальне Джиллиан! Читать жутко, страшно, но бросить нельзя. На протяжении всего романа, начиная со встречи Майкла и Скутер, царит атмосфера нереальности, которая особенно сильно проявляется во время первого посещения Дански дома на холме. Паранормальное врывается в обычный наш мир, и от этого кажется, что все события происходят где-то на границе между явью и сном. Наверное, именно такой и должна быть настоящая "ghost story" – отчасти призрачной, отчасти нереальной и немного похожей на предутреннее сновидение. Только не подумайте, что автор позволит читателю заснуть. С каждой страницей, по мере того как Майкл все ближе и ближе подходит к разгадке тайны, напряжение становится все сильнее и сильнее. К счастью, Голден временами специально дает читателю небольшие передышки, дабы тот добрался до финала живым и здоровым, ведь постоянное напряжение тоже вредит организму.

Но одним только сюжетом достоинства романа не исчерпываются. Голден в своем романе воспользовался очень неплохим приемом, заставляющем читателя по-настоящему прочувствовать и соприкоснуться с событиями книги. Для этого он использует привязанность читателя к главным героям. Автор начинает с того, что постепенно знакомит читателя с семьей Дански, совершая небольшие флэшбеки в прошлое. Перед читателем предстает счастливая семья, не идеальная, конечно, но такая, о которой мог бы мечтать, наверное, каждый. Между супругами царит полное взаимопонимание и любовь, а ссоры, если и бывают, то очень редко. Читатель узнает о Дански почти все: о друзьях, работе, амбициях и желаниях, о первом свидании и медовом месяце… Голден ставит перед собой задачу: сделать главных героев как можно более симпатичными читателю, чтобы он накрепко привязался к ним по-настоящему - и писатель с этой задачей справляется прекрасно. Постепенно, с каждой новой прочитанной страницей, Дански становятся для читателя не просто персонажами книги, а настоящими, реальными людьми, близкими соседями и друзьями. Вот почему, когда начинаются настоящие неприятности, мы так сопереживаем Майклу и Джиллиан и воспринимаем все происходящее с ними, как будто это произошло с нами. В этом и заключается еще одна прелесть книги – реальные и жизненные персонажи, причем удачными у Голдена получились не только главные герои, второстепенные тоже изображены ничуть не хуже.

В заключение остается добавить, что автор очень гармонично закончил роман. Без эпилога книга была бы совсем другой, история осталась бы рассказанной не до конца.

Итог: одна из лучших историй о привидениях, книга, сравнимая по качеству с классиками жанра "ghost story". Между прочим, сам Король Ужаса Стивен Кинг настоятельно рекомендует этот роман к прочтению, а к его мнению стоит прислушаться.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 19 Фвр 2008 :  14:05:18  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 2

Шабаш цветов

Рецензия на трилогию Елены Крыжановской
"Бал Цветов", "Свадебное путешествие Гиацинта", "Ночной гость".
«Лепта-книга», Эксмо, Яуза, 2007

Уж сколько раз сетовали на отсутствие цензуры в современной литературе! В особенности, если данная, с позволения сказать, литература открыто рекомендована в первую очередь молодым читателям.

"Единственное, в чем можно упрекнуть моих героев, это в молодости!" – пишет в заключительном слове от автора Елена Крыжановская.

Осмелюсь сказать, это заявление писательницы, заслужившей симпатии читателей своей сказочной трилогией о приключениях принцессы Юты, звучит несколько самоуверенно. Поводов для упреков более чем достаточно!

Да и прежние симпатии, возможно, были слишком поспешными или вовсе ошибочными. Если пристально вглядеться в истории о маленькой, бойкой как мальчишка принцессе, в них обнаружатся те же тенденции, что и в намного более взрослых произведениях писательницы Е.Крыжановской. Однако первые тревожные струнки авантюризма принцессы Юты решительно меркнут перед трубным гласом "марша авантюристов", явленном в новой трилогии о Цветочном мире: "Бал Цветов", "Свадебное путешествие Гиацинта" и "Ночной гость".

Потрясающая своей циничностью беспринципность авантюризма, полное презрение к установленным нормам поведения и правилам общественной жизни, неуважение к старшим и наплевательское отношение к любым признанным авторитетам — вот что пышным цветом распускается на страницах романов Е.Крыжановской, адресованных нашим детям!

И в первую очередь реализует это вредоносное влияние яркая личность главного героя серии — Гиацинта Ориенталь, "капитана" этого экипажа флибустьеров от литературы.

Само имя главного "идейного вдохновителя", проповедующего так называемую "свободу личной жизни" (как он заявляет своему младшему приятелю в одном из весьма показательных эпизодов "Свадебного путешествия"), очевидно выбрано неслучайно. Ведь гиацинт — растение ядовитое, причем его ядовитый аромат, кажущийся прекрасным, отравляет постепенно, но неуклонно, если человек слишком долго находится в помещении, полном обаяния этого "милого цветочка". Фамилия "Ориенталь", якобы буквальный перевод названия цветка "гиацинта восточного", означает не просто "Восток", но "ориентир", "путеводная звезда". Чем этот герой и является для своего окружения.

Куда же заведет читателей это беззаконное путешествие?! При отсутствии официальной цензуры, спасение своих детей от новой сладкой отравы — личное дело каждого из вас.

Непонятно какими чувствами руководствовалось широко известное московское издательство "Лепта-книга", издавая подобные романы под крылом детской, обратите внимание, ПРАВОСЛАВНОЙ книжной серии. Возможно, в здесь есть некий тонкий расчет – дать более грамотному и разборчивому в духовном смысле читателю противоядие от "цветочного дурмана". Действительно, в церковной среде, такие книги, пожалуй, менее опасны, чем в "открытом плавании". Но если это всё-таки расчет, то уж слишком неправдоподобно тонкий и рискованный.

Ещё более шокирующим кажется факт рекламы, распространяемой на читательских форумах ведущим автором "Лепты" Юлией Вознесенской, пользующейся уважением и доверием действительно православных читателей. Рекомендовать книги Е.Крыжановской в качестве противоядия от эпидемии Гарри Поттера несколько странно, если учесть, как похожи авторские цели и средства, реализующиеся в этих книгах. Цветочный мир Е.Крыжановской, даже более коварен по сравнению с "волшебным миром Гарри Поттера". В Цветочном мире нет открытого противопоставления героев обыкновенным людям, которое сразу мог бы отметить глаз опытного и осторожного читателя, и которое дало бы сигнал обходить эту книгу десятой дорогой.

Хуже всего даже не то, что значительная часть тиража этих книг выпущена на бесконтрольный светский рынок. Самым опасным мне представляется, что ядовитая "конфетка" предлагается читателю в наиболее невинной розовой оболочке, какую только видела отечественная полиграфия!

Оформление первой книги трилогии "Бала Цветов" напоминающее популярные серии одноразовых "романов для девочек", которые привык потреблять в качестве привычной жвачки юный читатель, — это коварный крючок, так же как и романтический антураж первой книги. Откровенно авантюрные методы персонажей "Бала" несколько теряются на фоне благородной цели, а презрение к моральным и общественным авторитетам завуалировано экзотикой придворной жизни в стиле Дюма-пера и до поры до времени кажется забавной игрой.

В книге "Бал Цветов" также нет привычной для фантастики магии или волшебства. Единственная "волшебница", опережая критику, заранее названа шарлатанкой, и поэтому ее близкое родство с главным героем и сам факт, что положительные герои книги прибегают к ее помощи, совершенно не вызывает тревоги. И напрасно! Ибо в последующих событиях книг такая "игра" приобретает поистине угрожающий размах "Цветочного шабаша".

Циничные рассуждения об убийствах, насмешки над смертью и проповедь полной авантюрной беспринципности под видом лозунга "Любовь превыше закона", а также преступное оправдание азартных игр, и чуть ли не романтики публичного дома – вот далеко не полный перечень "подвигов" героев "Свадебного путешествия Гиацинта". Поистине аморальным примером выглядит и допустимость лжи в отношениях близких друзей, равно как и обучение детей говорить родителям "правду с другой стороны". Герои "Свадебного путешествия" постоянно хитрят, лгут и насмехаются над авторитетами, своим примером призывая к тому же и духовно неокрепших читателей. Пусть Е.Крыжановская взирает на это сквозь пальцы, как восторженная мать на шалости любимых детишек, но куда смотрят издательства? И в первую очередь крупнейший столичный гигант Эксмо?

Продвижения таких ядовитых "представителей Цветочного мира" на рынок приключенческих романов, истосковавшийся по добрым и светлым историям всепобеждающей дружбы, иначе как преступлением не назовешь! Подавать же "Цветочный шабаш", обманно, под видом совершенно безобидной продукции – вопиюще низкий прием, который нельзя оправдать никакими коммерческими интересами издательств! И я никогда не поверю, что издатели сами абсолютно не понимают какую бомбу они украдкой подкладывают на книжные прилавки. Кажется, это очередной хорошо замаскированный и тщательно спланированный массовый выпад, направленный в первую очередь против наиболее беззащитного читателя: наших детей!

Надеюсь, у издателей хватит твердости прекратить распространение ядовитого дурмана Цветочного мира по книжным полкам. Можно себе вообразить, что же будет дальше, если писательнице-авантюристке Е.Крыжановской придет в голову модная нынче идея продолжить свою чудовищную серию каким-нибудь новым "шабашем", приправленном шуточками на самые святые для людей темы!


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 19 Фвр 2008 :  14:12:18  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 3

Алексеева Яна, «Ученье - свет»

Эту книгу я начала читать с первых самиздатовских строк. Нагло распечатывала очередную главу на работе и читала по дороге домой. Очередная история о «сильных мира сего».

Есть несколько государств, как я поняла, осколков Радужной империи, к числу основателей которой относится род главной героини. То есть, изначально у главной героини имеется весьма неплохой потенциал для того, чтобы строить свою собственную жизнь и влиять на судьбу окружающих. С этой точки зрения закономерно знакомство с Повелителем темных эльфов и включение в действующие лица еще одного древнего рода, на этот раз темноэльфийского.

Рония – просвещенная монархия с развитыми банковской системой, армией, надзорными и карающими органами, учебными институтами. Мало что можно узнать о религиозных взглядах жителей Ронии. Видимо, они достаточно свободные и терпимые, в отличие от сурового и аскетичного монотеизма Елового княжества. Для Ронии характерен собственный стиль одежды и титулование высокородных особ. В особо официальных и торжественных случаях, для придворного общения принят «высокий стиль» с обилием определений и сложноподчиненных предложений.

Тирит – об этом государстве подробно можно найти в тексте, поэтому повторяться не буду. Несколько замечаний о Повелителе. Сильнейший, скорее всего, маг этого мира, способностей и возможностей которого не знает никто. Жестко связан обязанностями Стража глубин, возможно, не смеющий покидать столичный город. Это не мешает ему, имея разветвленную сеть осведомителей и огромные магические способности, контролировать относительно мирное развитие событий в близлежащих государствах. Напрашивается некий «противовес» этому абсолютному правителю и некоронованному императору. И приятно, что это появляется во второй, пока неопубликованной части (не Лина). За это автору огромное уважение.

Между государствами существуют тесные экономические, политические, культурные, магические и родственные связи, которые не мешают успешно или не очень шпионить друг за другом, держать на границах хорошо обученные и вооруженные гарнизоны. Все это предполагает наличие какого-то общего врага, настолько страшного, что государства могут объединяться, игнорируя языковые, культурные, теологические и пр. различия.

Магия разнообразна и обширна в самых невероятных приложениях и проявлениях. Такое ощущение, что автор весьма хорошо владеет предметом и пользуется частью этих знаний в повседневной жизни. Некромантия, магия стихий, магия крови, внетелесный опыт, невербальная передача и восприятие знаний, привороты, отвороты…

Отдельно следует выделить магию риолона. Кстати «темная лошадка» или ружье, которое в будущем может нестандартно выстрелить (или нет – как распорядится автор). Четкая индивидуальная настройка, позволяющая изменить магический фон места, возможно влияющая на то, что в дальнейшем автор назвал «флером», открывает заманчивые перспективы и возможности для обладателей этого инструмента. Если Лина является магом-резонатором для Повелителя, то не обладают ли похожим свойством риолоны?

Большой минус издателю за то, что отступления, в исходном СИ тексте выделенные курсивом, напечатаны общим шрифтом. От этого часть информации просто проходит мимо и теряется общий настрой книги.

Теперь о воле случая. Насколько логично выглядит общение пятнадцатилетней закомплексованной девчонки и тысячелетнего Повелителя? А почему бы нет? Социальный статус девушки позволяет. Шанс миром был дан, и Лина в полной мере сумела им воспользоваться. Вернее не так. Имея глубокозахороненное любопытство, девушка засунула голову в угодливо распахнутую ловушку служения миру. Обладая неяркой внешностью, весьма средними магическими и алхимическими способностями, некоторым запасом лени, (классическая ситуация – «зато дочка у нас умница») , главная героиня оказывается в фокусе событий и явлений, оказывающих значительное влияние на судьбу всего мира. («Вместо эпилога» ) И Лина вспоминает о родовой чести, избавляется от комплекса ненужности и «сироты казанской», находит неповторимый стиль общения с друзьями, просто учится. Идет процесс взросления, в чем-то болезненный, в чем-то экстремальный, в чем-то вынужденный и жестокий, необходимый и логичный для мира, в котором развивается действие книги.

Что подкупает в героине – умение просто жить несмотря ни на что, жить, и по возможности получать от этого удовольствие.

Роман еще не дописан, очень хочется знать что будет дальше. Возможно после окончания романа мое мнение изменится.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 24 Марта 2008 :  01:57:46  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 4

Удачный дебют

Уже не раз и не два меня посещала грусть по поводу того, что сейчас крайне редко можно найти что-то приемлемое по качеству и без явного плагиата, среди невероятного количества дебютных книг неизвестных ранее авторов, пробующих свои силы на ниве фэнтези. И без примитивных персонажей в стиле Мери(Марти)-Сью. И с хоть сколько-нибудь нестандартным сюжетом. А уж найти что-то достойное, не просто приемлемое, а по-настоящему хорошее, качественно написанное, увлекательное, не разработку перспективного направления, а что-то своё - это вообще редкостная удача.

Так вот, когда я прочла буквально с десяток страниц дебютного романа Людмилы Астаховой, я поняла, что такая удача мне опять перепала. До этого я радовалась такой же удаче, читая Тыртышникову, "Чёрный Замок"... Много времени прошло с тех пор, да-с.

Итак, "Наёмник Зимы", первая изданная (не знаю уж, первая ли из написанных), книга Астаховой. Первый роман из тетралогии "Знающий не говорит". И, надо заметить, с моей точки зрения, это название – «Наёмник Зимы» - не лучшее для романа: слишком штампованное, оно не соответствует степени оригинальности содержимого. И может ввести читателя-покупателя книги в заблуждение, в результате чего тот подумает, что это очередной штампованный фэнтези-квест и просто пройдёт мимо.

Очень сбалансированное повествование, где действие персонажей "в настоящем времени" сменяется весьма любопытными историческими экскурсами-ретроспективами, описывающими как древнейшую историю мира, в котором происходит действие романа, так и прошлое персонажей. Эти ретроспективы объясняют читателю причины тех или иных событий, корни интриг или истоки взаимоотношений разных народов. Роман написан отличным, в меру живым (но без вульгаризмов и обилия сленговых словечек), в меру пафосным (местами) языком. Он легко читается и способен завладеть вниманием читателя целиком и полностью, заставив того забыть, что завтра - рано вставать.

Ещё мне очень понравилось чувство юмора автора: нет, это не «юмористическая фэнтези», просто Людмила умеет к месту вставить пару реплик героев, веселящих читателя, а также поиронизировать над штампами в литературе фэнтези-направления. Чего стоит один Великий Волшебник, бесконечно борющийся с Мировым Злом во имя Добра, но шагающий при этом во имя высших целей по судьбам и жизням невинных, посторонних, соратников… А результат-то один, и вовсе не тот, к которому стремились столь грязными методами. Ох, и повеселилась я, вспоминая некоторых персонажей некоторых классиков…

Единственный минус стиля написания романа, да и то, это скорее моё субъективное мнение, заключается в том, что автор буквально с первых страниц заваливает нас именами персонажей, названиями стран и прочим. И где-то до середины книги, местами, трудновато бывает вспомнить, кто есть кто и когда и в связи с чем этот персонаж упоминался ранее. Потом привыкаешь. В любом случае, этот недостаток по-мнению: мне лично то же самое частенько мешает при чтении книг Веры Камши, а кто-то такого просто не замечает.

Мир, в котором происходит действие, раскрывается перед нами подобно цветку. Не сразу, постепенно, без излишних описаний, просто по ходу повествования: там деталь, тут штрих. Но к концу романа мы уже знаем многое об истории этого мира, народах, его населяющих, их нравах и обычаях, магии, магах и их разновидностях... Кстати, о народах. Мир этот, как и многие фэнтезийные миры, населяют люди, эльфы, орки, гномы. Только вот и эльфы, и орки - весьма отличаются от канонического фэнтезийного образца, а уж что касается гномов... Если ты хочешь покончить жизнь самоубийством, всего лишь назови почтенного тангара - гномом (рассказ о том, почему часть тангаров стала "гномами" в книге прилагается - в качестве одной из ретроспектив). И почти наверняка твои суицидальные желания тут же исполнятся. И только люди остаются обычными людьми. Оно и понятно.

В романе нет "светлых" и "тёмных" народов. И это прекрасно. Все народы разные, со своими традициями и внешним обликом, но все одинаковы в своих проявлениях: им в равной степени присущи жестокость и милосердие, нетерпимость и толерантность. И прочие разнообразные качества. Но в общем и целом, в этом мире все народы научились, как минимум, сосуществовать друг с другом. В целом. Исключения есть, но львиную их долю составляют люди, которые не желают брать уроки у суровой дамы Истории и не хотят помнить о тёмных веках, в пучину которых погрузили описываемый мир межрасовые войны.

Если бы меня попросили сравнить эту вещь с чем-то, что я читала раньше, я бы сказала, что она слегка напоминает книги Парфёновой, Панкеевой и Сапковского. Построение романа и общая идея (попытка побороться против судьбы и пророчеств) цикла напоминает Сапковского. Тем, что роман просто описывает часть жизни героев, безо всяких квестов, поисков артефактов и прочего – Панкееву. А тем, что все народы, обитающие в мире, красивы, книга мне напомнила романы Парфёновой. И отличаются они друг от друга, фактически, только сроком жизни (и этому в книге тоже есть обоснование в виде легенды о древнем народе, который боги разделили на четыре расы, в наказание). Орки внешне отличаются от эльфов только цветом волос, глаз и кожи, тангары - высоки и могучи. Короче, представляя себе по описанию эти существа, у читателя не возникает вопросов, откуда в описываемом мире столько полукровок и подозрений относительно извращённых наклонностей родителей полугнома, к примеру.

И ещё, Людмиле Астаховой так же замечательно удаются описания чувств, как и Анастасии Парфёновой. Пронзительные, заставляющие замирать сердце описания ненависти и тоски, любви и самопожертвования, жажды жизни и горя. Кроме того, одна из ретроспектив, повествующая о проклятии Белой Королевы (воплощением не нашедшего покоя духа которой является героиня романа), весьма напомнила мне обряд туауте у Парфёновой. Магическое действо, когда волшба стократ усиливается за счёт принесения в жертву нерождённого ребёнка той, кто совершает обряд и через несколько лет её безвременная смерть от "отдачи". Впрочем, я ни в коей мере не обвиняю Астахову в плагиате: до того, что беременность обязательно изменит силы магички в ту или другую сторону - может додуматься любой автор фэнтези. Эта идея уже давно является одним из канонов, равно как и то, что любая жертва усиливает колдовство.

В любом случае, эту книгу нельзя назвать подражанием. Просто автор хорошенько поучился на лучших образчиках литературы в стиле фэнтези и наука пошла ей впрок. А то, что отдельные элементы магии точно такие же, как в некоторых книгах других авторов, так это нормально: благо источник у всех один - наш земной фольклор. Кроме того, глупо по сотому разу изобретать велосипед, каждый раз называя его по-другому. Ведь в фантастике у многих авторов встречаются бластеры, к примеру, и никто не кричит, что это плагиат с того, кто придумал это первым.

Впрочем, расписывая достоинства книги и стараясь не делать это на голых эмоциях в стиле нравится - не нравится, а хоть как-то обосновывая своё мнение, я несколько увлеклась, вам не кажется? Возвратимся ближе к теме, а именно - к сюжету романа и главным героям.

Герой романа - эльф-маг, выдающийся воин, Последний Познаватель, вынужденный необходимостью, долгом и обстоятельствами вести жизнь изгоя, живя среди людей и по возможности не попадаясь на глаза своим соотечественникам из Зелёной Ложи магов. Которые очень хотят прибрать его к рукам и заставить выполнять их волю. Шутка ли - последний Познаватель, способный узнавать Истинные имена вещей и людей, тем самым обретая над ними власть (напоминает магию Геда, согласитесь?). Очень ценное приобретение. И кого волнует, что у нашего героя свой взгляд на то, что и кому он должен, а что - нет. В первой книге цикла история только начинает разворачиваться. Мы знакомимся с героем, ведущим жизнь простого наёмника в глуши, в качестве наблюдателей участвуем в его делах и мелких подвигах, узнаём предысторию всей интриги и удостаиваемся чести присутствовать при историческом событии, которое было бы немыслимо в любых других условиях: встрече конкурирующих и враждующих между собой сильнейших эльфийских и человеческих магов. Но ведь и повод для альянса выдающийся - найдено слабое место строптивца, а стало быть, и возможность его шантажировать. А призом будет контроль не только над последним Познавателем, но и над его подругой, на которую отчаявшиеся эльфы и решили ловить неуступчивого коллегу. Да-с. Сам виноват. Позволил себе полюбить и стал уязвим.

Также мы познакомимся и с героиней - тоже ведь не кто-нибудь, не просто наживка, а ценный приз для магов-людей: четвёртое воплощение Белой Королевы, в которой воплотился дух и заключена сила её проклятия. А контроль над этой силой крайне желателен магам. Как и над любой другой силой, кстати.

В общем, читателю скучно не будет. В книге есть всё: доблесть, честь, верность и предательство, любовь и ненависть. Сильный герой, который не нуждается в бесконечном апгрейде и поиске артефактов, интересная личность со своими твердыми понятиями о долге, чести и морали, за действиями которого читатель может наблюдать с неизменным одобрением и интересом. Интересная, необычная героиня - непохожая ни на кого, с поразительной судьбой и потрясающей силой воли. Ну, и прочие персонажи тоже своеобразны и достойны внимания. Интриги, альянсы, заговоры. Так что, по моему убеждению, равнодушным эта книга не оставит никого из тех, кто любит фэнтези.


Eki-Ra
Хранитель-дебютант - 2004


Russia
3631 сообщений
Послано - 31 Марта 2008 :  15:07:15  Посмотреть инфо об авторе Посмотреть читательский профиль  Получить ссылку на сообщение
№ 5

Йар Эльтеррус, «Замок на краю бездны»

«Мне твой замок будет тесен. Дом мой – это вся земля»
Александр Дольский

«Замок на краю Бездны» Йара Эльтерруса – роман очень русский. И пусть его автор укрылся за странным псевдонимом. И что с того, что Йар Эльтеррус живет в Израиле?
Неважно!
Так написать мог только русский. Не по крови, но по воспитанию, по мировоззрению. «Русскомыслящий», как говорит Задорнов. Доброта против целесообразности, эмоции против рацио – вечное противоречие, в котором русские литераторы всегда на стороне сердца, а не разума.

«Замок» – безумная смесь из киберпанка, НФ, фэнтези, изрядно разбавленная женским романом. Это большой кукиш любителям раскладывать все по полочкам и классифицировать. По кусочку отовсюду. Сумасшедший коктейль, коллаж из цитат, философских построений, рока и юмора.
Классическое постмодернистское творение, когда автор любой подобранный на улице кусочек пускает в дело, находит ему место в пестрой мозаике. Хуже того – это женский постмодернистский роман!

А еще это новый роман о музыке. Незаконнорожденный потомок «Альтиста Данилова» Владимира Орлова. Только эпоха сменилась, и альт заменила гитара рокера.
Рок эклектичен – он использует весь спектр музыки от фольклора до симфоний. И книга Эльтерруса - точно такая же.

Ну, например, нет ничего нового в идее «компьютеризации» мироздания, представления Вселенной в виде некоей гармоничной системы, где даже галактические цивилизации – дети, которые копошатся в песочнице и ссорятся из-за игрушек, потому что есть личности, которые значат для Системы не менее любой цивилизации. Личности, способные, шутя, играть Вселенными.

Действительно автор «Замка» не открыл Америку. Тот же Василий Звягинцев, когда писал «Одиссей покидает Итаку» разработал эту тему гораздо глубже. И его герои, в отличие от героев Эльтерруса, из пешек превратились в игроков.
Но Эльтеррус «стащил» у Звягинцева только декорации, а спектакль поставил свой.
А идее пастухов для «молодых и неопытных» цивилизаций уже столько лет, что я и не упомню. Назову только дилогию Владимира Михайлова «Капитан Ульдемир» - это «Сторож брату моему» и «Тогда придите и рассудим».

Но, повторюсь, это лишь антураж – декорации для спектакля или романа о музыке, о творчестве, о выборе пути. И это важнее любых космогонических построений.


Демоны или люди. Всемогущество против творчества

В чем смысл конфликта в романе Орлова? Демон способен мгновенно постичь суть вещей и явлений. А это неизбежно ведет к скуке и дальнейшему застопориванию развития личности. Творчество отсутствует как понятие. Ну, что открывать, если и так все знаешь? Какие качества развивать, если и так все можешь?
Данилову повезло – он полукровка, наполовину человек, наполовину демон. Папа у него из демонов (бунтарь и вольтерьянец, впоследствии сосланный подальше, чтобы умы неискушенные не смущал), а мама простая крестьянка, кажется, из ярославских.

Долго Данилов вел в Девяти Слоях жизнь легкую и необременительную. Порхал легкомысленный модник по жизни как безобидный мотылек, никому не нужный, никому ничем не обязанный. Так, прыщик – раздави его, и никто не заметит и не заплачет.

Но как-то повеяло холодом из канцелярских глубин, и Данилову припомнили его человеческую половинку, чуть не вычистили подчистую. К счастью, нашлись у Данилова и покровители, не усмотревшие в его происхождении ничего зазорного.
Ну, в чем может провиниться мотылек? Порхает себе и порхает. И заменили развоплощение ссылкой на Землю.

Прошло много лет, и вертопрах заставил говорить о себе больших шишек из Девяти Слоев. Потому как выросло из полукровки нечто непонятное. Неправильный получился демон, испортила его толика человеческой крови. Неправильно стал думать, не так поступать. Любви захотел, простой человеческой, а не демонских страстей. Творить захотел честно, по-людски, не околдовывая слушателей демонскими чарами и не возвышаясь над ними.
А какому демону придет в голову просто, без всякой выгоды, почесать Большого Синего Быка, который, как говорят, держит на спине Девять Слоев?
Вот такое неправильное существо. За что его и наказали чисто по-демонски.

«По этой теории Земля со всеми происходящими на ней процессами представляет собой мощную колебательную систему. Дрожит земная кора, пульсирует гидросфера, вибрирует атмосфера и так далее. Человек - часть земной колебательной системы. Он живет в ней и чаще всего не чувствует ее. Но увеличение частоты колебаний он переносит плохо. Если интервал частот около десяти герц (тут Новый Маргарит извинился за обращение к земным единицам), ему совсем худо. Особенно чувствительны к колебаниям люди, обладающие развитым ощущением ритма. Прежде всего музыканты. Одному ташкентскому мальчику, ученику по классу фортепьяно, было плохо за несколько часов до известного всем толчка. Конечно, теория Бирфельда-Таранцева - наивная и лишь обозначает серьезные явления, но можно воспользоваться ее логикой. Данилов прежде был освобожден от чуткости к колебаниям. Но теперь он стал слишком дерзким в своей музыке. Так пусть обострятся его ощущения. Причем, коли он станет играть лучше, достигнет в музыке высот, чувствительность его еще более разовьется, не только земные толчки и дрожания уловит Данилов, ему обнажатся и страдания людей, ближних и дальних, приступы чужой боли дойдут до него. Тяжкая ноша может оказаться на его плечах. Пусть помнит о ней и думает, стоит ли ему и дальше дерзить в музыке».

Думаете - это его испугало? Да ничуть!

«Впрочем, так и было обещано Данилову. Будешь совершенствоваться и дерзить в музыке - обостришь вновь обретенную чуткость. Чуткость к волнениям и колебаниям стихийным, к колебаниям и волнениям людским. Так он скоро и от плача голодного ребенка в Пенджабе станет покрываться сыпью. И от стона ветерана, в ком шевельнется оставленный войной осколок. И от невзгод какого-нибудь художника, подобного Переслегину, кому не дают хода хлопобуды. Да мало ли от чего.
«Буду терпеть, - думал Данилов. - Да и какой был бы я артист без ощущения боли, хоть бы и твари лесной».

Данилову даровано право выбирать. Хотелось бы ему просто славы и признания, достаточно было немножко смухлевать – перевести себя во время игры в демоническое состояние и всемирное признание, слава, деньги, женщины, ну, в общем, всю стандартную обойму вкусного ему бы принесли на блюдечке.
Но ведь не хочет, сукин сын! Готов не досыпать, уставать смертельно, но не допускать в творчество демоническое начало, предпочитая быть честным со слушателем.

И возникает вопрос – а нужно ли ему вообще демоническое всемогущество? Кажется, что и нет. Ведь в самом главном – в творчестве, он прекрасно обходится без него.


Просто демоны. Всемогущество вместо творчества

Их божественность, ваше всемогущество!
Ха!
Оно лишь выдается Безумным Бардам в пользование, как выдают слесарю гаечный ключ в инструменталке. Кандидаты в Б.Б. тоже выбирают: оставаться человеком или превратиться в демона, ну пусть в бога, не в терминах дело! В сущность высшего порядка.
Искушение властью, мощью, практически бессмертием. Кажется, как можно задуматься, когда предлагают стать почти богом? И это предлагается существу, которое вот-вот умрет. И вот что странно – никто не отказывается. Все хотят побыть немножко всемогущими.

Но что теряет человек, если соглашается вступить в братство Безумных Бардов?
Способность творить.

Хорошо у Эльтерруса описаны их отпуска. Когда Безумные Барды затмевают на какое-то время всех звезд на местном музыкальном небосклоне. Но это нечестная игра! Обман!
Им приходится контролировать себя, чтобы не играть в полную силу, не проявлять демоническую сущность. Они не имеют права играть перед публикой, так как демоны и люди в разных весовых категориях.
Ситуация безвыходная.
Они не могут играть в полную силу, чтобы не проявлять демоническую сущность и не убить жажду творчества у простых людей. Ведь демон легко заткнет за пояс самого гениального человека. Но эта победа ничего не будет им стоить. А вернуться в человеческую ипостась и добиться признания собственными трудами, получить признание за честно пролитый пот, они не могут. Пути назад нет!

И что же остается от творчества? Маленький кружок таких же, как ты? В каком концертном зале играть почти богу? Где искать публику? Кому необходимо твое творчество?
А негде.
И некому.
И развитие бывших талантливых людей остановилось. Некуда стало двигаться. Не к чему стремиться.
Возникло непреодолимое противоречие. Либо ты почти бессмертный и всемогущий Безумный Бард, но в творчестве ты останавливаешься. Либо ты, как альтист Данилов, -остаешься человеком и творишь как человек, пусть это и причиняет тебе страдания.

Для характеристики Б.Б. очень любопытно начало романа. Один из будущих главных героев решает развоплотиться, покончить с постылой жизнью после смерти любимой.
И это сверхъестественное существо? Слюнтяй и слабак, который типа прожил аж сто пятьдесят тысяч лет (по его словам) и не может справиться с собственными эмоциями!

Безумных Бардов лишили способности творить, и каждый из них, пусть не сразу, но чувствует свою ущербность. Они превратились в беззаботных мотыльков. На поверхности - да, они круты, сильны, уверенны в себе и т. д., и т.п. Но, ежели хорошо поскрести…

У них одна функция – сохранять в отведенном им сектор Мироздания определенное равновесие. Кстати, впечатляет размах: галактики здесь - как разменная монета, вселенные - как купюры. Постулат физики о потенциальной бесконечности Вселенной тут не канает – здесь все имеет свой конец и свое начало. Или я чего-то не понимаю, или как можно выстроить космические флоты на границах двух Вселенных?
Но быстро понимаешь, что все эти Вселенные не более чем картонные декорации для впечатлительных дам-с. Ведь роман еще и слегка дамский.
Так вот, Безумные Барды в Сети не более чем эффекторы управляющей системы. И спрос с них соответствующий. Как с фагоцитов в теле человека. Вот так их и превратили в вечных мотыльков, которые реально ничего нового сотворить не могут


Создай себе врага

Б.Б. получились слишком всемогущими. Нет у них равного врага, который способен дать толчок к их развитию, к творению… Система стала загнивать. Тихонечко так, незаметно. Недаром главный конфликт романа держится на идее: «Если врага нет, то его следует придумать».
Безумным Бардам страшно не хватает хотя бы равного противника. Без соревнования, без Игры нет и развития. Если изменятся внешние условия, закостенелые привычки Б.Б. сыграют с ними злую шутку.
Для Сети избыточное могущество Б.Б. во благо. Их не так много, чтобы позволить кому-то из них погибать без пользы. Воспитание и обучение требует немалых энергетических затрат. А курируемые ими миры должны быть безусловно уверены, что Б.Б. всемогущи и противостоять им бессмысленно и вредно для здоровья.

Пока Б.Б. часть системы – это нормально, но как только они становятся сами собой, всемогущество превращается в проклятье.
Господи, да им просто скучно!
Развиваться творчески они не могут – слишком мало их общество, чтобы выдержать нашествие гениев. Играть им приходиться чисто для себя. Развивать приобретенные сверхспособности они тоже не могут – не от чего отталкиваться. Нет ничего, что заставило бы развиваться этих существ (я другого слова не подберу, потому что они не люди по способностям, но и не боги по мышлению и эмоциям).
Они как мотыльки, которые важны как часть экологической системы, а сами ничего из себя не представляют. Вечные мотыльки, для которых день их жизни длится бесконечно долго, а божественность стала проклятьем.
А пути назад нет.

Чтобы одно очистить нужно другое запачкать...
Но можно запачкать все, ничего не очистив...

Eki-Ra
Хранитель-дебютант - 2004


Russia
3631 сообщений
Послано - 07 Апр 2008 :  13:58:47  Посмотреть инфо об авторе Посмотреть читательский профиль  Получить ссылку на сообщение
№ 6

Вот тебе анархия, вот тебе стакан…
О романе Алексея Гравицкого «МАМА» («АСТ», 2007)

Что могут искать четыре человека – непонятный парень с пистолетом, женщина с автоматом, сбежавшая от сутенера проститутка и ее бывший сутенер (ага, он ее догнал)? Смысл жизни?
Корабль инопланетян?
Пятак на водку?
Варианты неплохие, и каждый (наверное) можно было бы сделать отправной точкой сюжета интересной книги. Однако в романе Алексея Гравицкого «МАМА» столь странная компания ищет… последнего президента России.
Да-да, того самого, который пятнадцать лет назад, в 2019 году, объявил в стране анархию.

* * *

К сожалению, на вопрос «зачем герои ищут президента?» внятного ответа читатель не получит. Впрочем, это лишь одна из глу… странностей, которые ждут читателя, и далеко не самая большая. Поскольку после того, как президента всё-таки находят, начинаются такие чудеса, по сравнению с которыми тускнеют все предыдущие нелепости.

А их, нелепостей, преизрядно. Например, почему главные герои, уничтожив мимоходом шестерых американских десантников на блокпосте, устраиваются тут же, на блокпосте, ночевать? Или почему, если в стране анархия, работают крупные предприятия, а в занюханных барах подают пиво в жестянках (интересно, автор представляет всю сложность технологической цепочки, необходимой для производства алюминиевой банки?).

Последнему факту автор дает объяснение – вот только оно оказывается дурацким до невозможности. Мол, бывший российский президент, сидя в комфортабельной камере на базе американских оккупационных сил, с помощью чудесного телевизора (большую часть времени на его экране горит надпись «мене, текел, фарес» «No signal») контролирует ВСЕ группировки на просторах страны, свергая и назначая их начальничков. Прямо не президент, а мировая закулиса в одном лице. Причем, свергает-назначает людишек президент не абы как, а в результате многоходовых тонко просчитанных за чашкой кофию (кофий бывшему президенту варит специально обученный араб, который в промежутках между походами к кофейнику изрекает то, что автор считает умными мыслями) комбинаций в духе стратегии непрямых действий. И это, заметьте, в условиях тотального развала. Кстати, работу предприятий и электростанций обеспечивают те самые начальнички под чутким контролем президента. Зачем они это делают, а главное – КАК? – это автору почему-то неинтересно.

Как неинтересны ему и многие другие вопросы организации жизни страны в столь своеобразных условиях. Как неинтересно ему и то, почему бывший президент, в одиночку (да еще под носом у врага) сумевший организовать работу всего и вся в условиях развала, не мог сделать этого раньше, когда не был ещё бывшим и имел все необходимые для управления страной инструменты. Может, все дело в волшебном телевизоре?

Дальше – больше. Президент, объявивший анархию и сам призвавший в страну иноземных миротворцев, втайне от них мечтает этим миротворцам показать «кузькину мать»: получается, что мстит он другим за свою собственную глупость. Правда, сверхоружие, которое в целях мести создает президент, называется не «кузькина мать», а вовсе даже Звезда Смерти «Клинок Армагеддона», но это уже детали. Конечно же, иноземцы оказываются ничуть не умнее президента, и позволяют буквально у себя под носом этот самый «Клинок» создать, да еще и в количестве 30 штук. Маховик идиотизма раскручивается с небывалой скоростью, и вот уже преемник президента, Вячеслав (тот самый парень с пистолетом, возглавлявший странную компанию), отдает приказ об уничтожении крупнейших городов планеты… ну и России заодно (наконец-то мы вместе со всем «цивилизованным миром»!). То есть, и бывший президент, который будто бы «хотел как лучше», и его преемник (да и автор, если честно) проявляют себя как чудовищные, невероятные человеконенавистники. А как иначе – ведь президент с преемником приносят в жертву неизвестно чему все человечество, поскольку у них «что-то не получилось» (на этом фоне вовсе не кажутся странными авторские «креативы» на тему «мессианство русского народа и как с ним бороться»).

Персонажи романа – что главные, что второстепенные – на удивление неинтересны, двумерны и бестолковы, при этом на редкость непоследовательны в поступках. Впрочем, когда автор решает этим персонажам «придать колориту», получается еще хуже: президент уныло рассуждает о собственной никчемности, сутенер с замашками пошлого stand-up комика начинает сыпать «искрометными» шутками, способными нагнать зевоту на самого снисходительного читателя, а остальные озвучивают тонкие жизненные наблюдения вроде «против лома нет приема».

Что особенно важно – автор своих персонажей не любит. Это не его «литературные дети», нет – это никчемные, надоевшие пасынки, которых нужно просто довести до придуманного финала (а не дойдут, так и черт с ними). Ведь сколько можно было реализовать вариантов хотя бы для одного Вячеслава! Он мог бы стать дорвавшимся до власти маньяком, смывающим чужой кровью глубоко скрытые комплексы или страдающим патриотом, характер которого ломают Власть и Необходимость; он мог бы стать мстителем или созидателем… Но нет – главной герой волею автора оказывается просто дураком с кнопкой.

К полной беспомощности в плане выстраивания сюжета либо описания характеров добавляется еще и отчаянное желание «сделать красиво». К сожалению, эти попытки «блеснуть» закономерно приводят к появлению забавных в своем уродстве стилистических конструкций вроде «в этой стране еще остался ядерный потенциал» или «покачивал ультрамариновой головкой глупенький голубенький василек». Для полной победы над литературным «великим и могучим» Гравицкому надо было бы, конечно же, написать не «василек», а «василечек», но автор почему-то не довел свой шедевр до истинного совершенства. Кстати, вы в курсе, что «рефлексировать» – значит, «действовать, подчиняясь рефлексу»? Я вот до недавнего времени не знал, и думал, что рефлексия как-то связана с процессом мышления – спасибо автору, избавил от заблуждений.

Повествование обильно сдобрено, с позволения сказать, рассуждениями персонажей по разным вопросам – о власти, о государстве, об истории и так далее. Как известно, обычно таким способом писатели доводят до читателей собственные мысли по затрагиваемым вопросам – и, в принципе, для того-то книги и пишутся. Вот и автор «Мамы», наверное, хотел сделать книжку «чтобы как у настоящего писателя». Но, как и следовало ожидать, «по-взрослому» не получилось – рассуждения вышли унылыми и ни разу не поднимающимися выше сакраментального «люди – сволочи» и тому подобных мыслей небывалой глубины и оригинальности. Кстати, правильность утверждения «люди – сволочи» доказывают в первую очередь сами главные герои романа.

И, конечно же, столь диковинное произведение просто не могло иметь удобоваримого финала – такому бриллианту и оправа нужна под стать. Автор оправдал ожидания: финал романа соответствует старому анекдоту про парикмахера с опасной бритвой, у которого ничего «не получается».

* * *

Однако самый большой минус романа заключается не в глупых героях или дурацком сюжете, а в том, что автор книги, действие которой разворачивается в анархическом обществе, об анархии как таковой имеет представление весьма отдаленное. Наверное, поэтому Россия образца 2034 года в описании Гравицкого гораздо больше похожа на «типовой» постапокалипсис – разве что без мутантов и радиации. Кое-где существуют поселения с сохранившейся (или созданной заново) привычной атрибутикой нормального общества (власть, полиция, закон), а в остальном – «беспредельные» территории.

Словом, анархию автор понимает на уровне третьеклассника: «анархия это когда каждый сам за себя» (причем, анархия, то есть отсутствие государства как такового, даже именуется видом «государственного режима» – мило, не правда ли?). И очень кстати тут приходятся слова из одной известной песни про анархию и стакан – слова эти вполне предсказуемо вынесены автором в эпиграф, не иначе как для того, чтобы читатель знал: без стакана про такую анархию лучше не читать.

Между тем, в аннотации сказано, что «сбылась мечта батьки Махно и теоретиков анархо-синдикализма». Враки. Ничуть не сбылась. Потому как описанное Гравицким «опчество» тянет в лучшем случае на анархо-индивидуализм, да и то предельно упрощенный, донельзя вульгаризованный.

Что мешало автору познакомиться с трудами теоретиков анархического движения, с результатами практического воплощения их советов? Наверное, уверенность в том, что он «и так все знает».
Как там говорят, в таких случаях – «Учите матчасть»?
Чертовски верный совет.

Чтобы одно очистить нужно другое запачкать...
Но можно запачкать все, ничего не очистив...

Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 11 Апр 2008 :  15:19:28  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 7

О. Санечкина, «Почему нет в жизни счастья»

Открывая книгу Санечкиной «Почему нет в жизни счастья», я рассчитывал найти умеренно смешной и частично оригинальный образец юмористической фантастики. А чего еще ждать от книги с такой обложкой, аннотацией и названием? И самое интересное, что книга не разочаровывает – под обложкой скрывается именно то, что и предполагалось с самого начала. Героиня-золушка, внезапно ставшая «самым могучим существом», пара принцев в постели, много денег, дом два дома в Чикаго, и еще трехэтажная дача у моря, и сотня личных рабов, много женщин и машин… ну и, конечно, куча приключенств…

Начинается все на грани любовного романа, который мог бы быть пошлым, если бы не было так смешно. Юмористическая любовная линия хорошо проходит и через первую книгу, и через последующие 2 тома. Вопрос, с кем же будет спать героиня в следующей главе, все время остается актуальным.

Впрочем, первые страницы - самые слабые. Смесь мелких приключений, юмористических сценок, открытия способностей, подробностей жизни сказочных персонажей в нашем мире... такой средненький наборчик штампов юмористической фентези и фантазий автора. Ну и к середине книги героиня наконец-то дорастает до того, чтобы начать борьбу с главным злом. Тут-то начинается самое интересное.

Есть такой особый подвид фентези, в котором действие разворачивается не на фоне абстрактных языческих пантеонов, а во вполне узнаваемом псевдо-христианском пространстве – Бог в образе старого негра, гламурный злодей Сатана, ангелы/демоны разгуливающие по нашему миру, рай/ад и прочие узнаваемые атрибуты христианской мифологии это «Константин», «Догма», «Брюс и Эван Всемогущие», и другие образы, рожденные в Голливуде, имеющие очень малое отношение к христианской догматике.

Наиболее просто и убедительно конструируются разные темные, сатанинские образы – тут вообще разнообразие произведений от ужасов, мистики, магического реализма до философии и христианской апологетической литературы (Льюис «Письма Баламута», Вознесенская «Мои посмертные приключения»). Впрочем, еще Данте с его «Божественной комедией» убедительные всего удался именно Ад.

Описать встречу с Богом - это тяжелая и сложная задача для автора художественного произведения, не переживавшего собственного мистического опыта, но, тем не менее, решившегося на его описание. Может быть, отсутствие собственного опыта и делает светлые (ангельские и божественные) образы в художественной литературе очень слабыми. Божественное часто становится карикатурным старые негры встречаются не только в американских фильмах. Может быть, поэтому из всех художественных жанров, именно юмористическое произведение, доводящее происходящее до абсурда, делает божественное наиболее достоверным.

В сказке, юмористической фентези за стебом и картоном декораций могут быть спрятаны вполне серьезные вопросы. Отличной формой, скрывающей серьезные вопросы, служит политический памфлет, в котором за персонажами «божественной комедии» скрываются узнаваемые земные отношения. Общей чертой божественно-политических памфлетов является полное смешение божественного и демонического. Англы и бесы в этих книгах отличаются только внешним видом, но никак не образом действия. И все же временами в таких книгах тоже проскакивают интересные мистические мысли. Примерами таких книг могут служить «Коль в роли Фауста тебе не преуспеть» Желязны и Шекли или «Дело о потерянной душе» Садова.

Книга Санечкиной «Почему нет в жизни счастья» вполне может дополнить этот ряд. Последняя треть книги именно об этом. Героиня постепенно дорастает до уровня демона Аззи из книг Шекли и, как и Аззи, оказывается готовой к участию в очередном варианте тысячелетней игры. И так же, как Аззи, она начинает думать и рассуждать о смысле происходящего, ну и всего сущего заодно. Большой плюс книги - то, что все получилось не пошло. Намного лучше, чем можно было ожидать, если судить по первой трети книги. К тому же для финальной схватки с Сатаной автором было найдено весьма изящное решение.

Вторая и третья книги цикла полны однообразных комических приключений. К общехристианскому пантеону добавляется полный набор из языческих богов и разнообразных демиургов – штампов больше, книги слабее. Только в финале четвертой книги «И все-таки оно есть....» автор ставит героиню в ситуации, близкие к первой книге.


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 14 Апр 2008 :  13:22:52  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 8

«Земля без людей» или «Люди без будущего»

Эта книга является одной из первых и самых ярких книг современной постапокалиптики.
Джордж Стюарт написал свой единственный роман в 1949 году. Только что закончилась Вторая мировая. Только что американцы вернулись домой, оставив за плечами четыре года войны на Тихом океане и в Европе. Пишутся и публикуются повести и романы, посвященные войне и вдохновленные ей. Война шагает по страницам книг, выплескиваясь и на просторы фантастики – Эдмонд Гамильтон в 1947 публикует своих «Звездных королей».

Но Стюарт не прельщен битвами и победами. Он посвящает свой роман не отгремевшим битвам, не новому, только-только показавшему свою ужасающую силу ядерному оружию, не борьбе между свободой и тиранией. Автор пытается исследовать отвлеченный вопрос: может ли «простой человек», «простой американец» в одиночку быть хранителем и спасителем человеческой культуры.

Странная, казалось бы, проблема. Ведь только что этот самый «простой американец» в рядах таких же как он сам защитил свободу и демократию на фронтах мировой войны, доказал на что он способен в рядах таких же, как он сам…
«Нет, - возражает нам Стюарт, - а что он может в одиночку?»
И бросает нас вместе с со своим героем Ишем, или, если полностью - Ишервудом Уильямсом, в самую гущу событий.

Вместе с Ишем мы проходим все круги открывшегося ада – болеем от укуса гремучей змеи; очнувшись, с ужасом узнаем, что за время нашей болезни неизвестный вирус уничтожил все человечество; путешествуем по обезлюдевшей стране и ищем немногих уцелевших; обустраиваемся на одной из вилл Сан-Франциско и пытаемся «воссоздать» с обретенной женой и друзьями человечество в миниатюре.

Задача «воссоздания» человечества, стоящая перед Ишем, и проста, и безумно сложна. Проста потому, что выжившим нет необходимости «добывать хлеб насущный» в поте лица своего. Все необходимое для жизни уцелевшие могут получить из домов, магазинов, складов, оставшихся от вымершего человечества. Нужно только протянуть руку, и все достижения канувшей в небытие человеческой цивилизации окажутся в их распоряжении.
Сложной задачу выживания делает то же самое. Наследие человечества. Какой может быть прогресс в условиях, когда нет необходимости трудиться? Когда еда добывается не на поле, а в консервной банке?
Кто сможет заранее ответить на вопрос, каким вырастет второе-третье-четвертое поколение детей на заброшенных и заросших лесом бывших улицах Сан-Франциско?

И снова вместе с героем день за днем и год за годом мы живем, отмечая причуды природы, лишившейся человеческого давления, пытаясь заниматься огородничеством, растя и уча детей, пытаясь привить им навыки настоящего «цивилизованного» человека. И вместе с главным героем мы понимаем, что делаем все, что можем; понимаем, что что-то недоделали, что-то сделали не так и волнуясь за культурное наследие, которое для Иша воплощается в библиотеке Университета. Иш всеми силами своей души хочет сохранить культуру ушедшего человечества.

Герой умирает счастливым патриархом. Он видит, что род человеческий не прервался, что жизнь человечества продолжается. Его дети и внуки создали целое племя. Племя охотников и собирателей....

…Читатель перелистывает последнюю страницу книги потрясенным. Что сделал не так Иш? Что пошло по неправильному пути? Почему «последний американец» не сумел спасти Америку? Автор жестоко бросает нам в лицо: вот так распорядится культурой «простой человек», «простой американец». Вот так он упустит, как песок сквозь пальцы, все то, что сделали для него его близкие и дальние предки.

И вопрос не в том, что Ишервуд Уильямс не хранит культуру. Наоборот, он бережет ее больше всего на свете. Но он не может понять, что те культурные ценности, те книги университетской библиотеки, за сохранностью которой он тщательно следит, являются не только объектом хранения. Не может понять, что книгами нужно не владеть, а нужно пользоваться ими, черпать из них знания, использовать их для возрождения материальной культуры, которая, в свою очередь, спасет духовную.

Роман «Земля без людей» для меня является приговором обществу, которое разучилось трудиться в первоначальном понимании этого слова. Приговором обществу, которое в массе своей умеет только потреблять и сохранять, а вернее - накапливать. Обществу, которое утратило возможность самовоспроизводиться с первичного своего элемента – индивида и семьи. Такое общество является тупиком. Какой путь не ведет в тупик? Автор не дает готового ответа. Он снова и снова предлагает нам проделать работу над ошибками, совершенными Ишервудом Уильямсом, «последним американцем» на своем жизненном пути. И к горечи своей, перечитывая книгу, приходится раз за разом повторять, что за прошедшие полвека книга не потеряла своей актуальности.

Интересны предшественники и последователи Стюарта:
В 70-е годы XIX века француз Жюль Верн рассказал, как несколько американцев с помощью своих знаний и сундучка инструментов построили цивилизацию на Таинственном острове.
В 40-е годы XX века американец Джордж Стюарт рассказал, как несколько американцев, имея в своем активе все достижения цивилизации, эту цивилизацию успешно хоронят.
В 70-е годы XX века француз Робер Мерль рассказал, как несколько французов в замке Мальвиль своим трудом возрождают цивилизацию после ядерной войны.
Интересно, французы более оптимистичны или американец лучше знает своих соотечественников?

На дворе первое десятилетие XXI века. Как продолжится эта линия? Какой сценарий выберет автор – наш современник? Будет ли он оптимистом или пессимистом? Ведь остается маленькая надежда на то, что времена все-таки меняются и мы меняемся вместе с ними…


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 23 Апр 2008 :  12:42:33  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 9

Где найти приют героям?

Произведения харьковских писателей Олега Ладыженского и Дмитрия Громова, работающих вместе под общим псевдонимом Генри Лайон Олди, очень разноплановы, специфичны и разнообразны. Авторы пользуются различного рода фантастическими допущениями – мифологическими, научно-фантастическими и другими. Однако я хочу осветить их роман, написанный сравнительно давно, книгу, жанр которой декларируется как «чистое фэнтези» - «Приют героев».

Мир книги для читателя не в новинку, в нём уже происходили действия романа «Шмагия», который запомнился как яркая сатира, пародия, глубоко философская работа, создающая временами атмосферу «смеха сквозь слёзы». Множество подтекстов, среди которых иные откапывают даже отношения внутри литературного сообщества (дескать, маги – авторы, предпочитающие реализм, а шмаги – фантасты, нисколько не комплексующие из-за своей оторванности от «реальной жизни»).

«Приют героев», в котором, к слову, мы встречаем некоторых персонажей предыдущей книги, горько посмеивается уже над другим часто обыгрываемым в фантастике штампом – вечной борьбе Добра и Зла, двух начал, Белого и Чёрного. Авторы, не скатываясь в дешёвую комичность (которой грешат многие книги схожей тематики), показывают всю бессмысленность, опасность этого противостояния. Они претворяют в жизнь слова своего персонажа Просперо Кольрауна о том, что «чистому добру и чистому злу место в резервации». И оказывается, что даже в таких ограниченных масштабах, даже с такой надуманностью и искусственностью этот конфликт может калечить человеческие судьбы. Вспомните о великом основателе Ордена Зари, который шагает с балкона, о Чёрном Аспиде, совершенно случайном и в общем-то неплохом юноше, который не стал хуже даже побывав в образе Властелина Тьмы – не стал хуже, но стал ли счастливей? А горе-квестеры, смысл жизни, все идеалы которых утеряны, притом утеряны не без помощи добрых родственников, желающих своим чадам исключительно добра…

Этот список можно продолжать ещё долго, но вспомним, что у Олдей нет книг, содержащих исключительно одну главную идею. И в «Приюте героев» авторы подняли и другие проблемы. Крайне ярко среди них описана идея ответственности власть имущих, могущественных. Её показывают как ярко ироничными, юмористическими методами – Чурих, так часто разрушаемый за свои опасные эксперименты, что к этому привыкли и некроманты, и разрушители, выполняющие не сильно трудную, скучную, но необходимую работу, так и с другой, более трагичной и жестокой стороны. Идея Надзора Семерых и особенно профосов очень сильна. Она доказывает, какой страшной силой обладают боль и желание отомстить. Процесс превращения мага в блокатора страшен и опасен, однако чародеи, пострадавшие от рук коллег, либо нанесшие вред и раскаявшиеся, идут на это с одной целью: не допустить повторения подобного. Но несмотря на такую благородную цель, у каждого профоса на плече сидит демон мести, которого приходится постоянно держать в узде…

Не только фэнтеийные штампы обыгрывают в своём произведении Олди. Чурих с его «малыми неживыми товарищами» - это очаровательная пародия на утопии, на антиутопии. Действительно, только с использованием мертвецов, свободных от человеческих страстей, можно построить действительно доброе, справедливое общество, основанное на равноправии.

И одним из сильнейших поставленных вопросов является проблема памяти, любви и смерти. «Память или ребёнок?» - вопрос, который на протяжении столетий задавали Губерту Внезапному в глубинах омфалоса. И всегда он выбирал память, обрекая возлюбленную на закрученную в кольцо жизнь. Разве такая память лучше смерти? Разве не стоит жизнь единственного дитя действий многих сильных мира сего? На все эти вопросы Олди дают однозначные и ясные ответы.

Всё это (и многое, многое другое) разворачивается на фоне лихо закрученного сюжета, с хорошей детективной составляющей. Пара сыщик-магичка с успехом раскручивает сложнейшее странное дело о исчезновении шести рыцарей Ордена Утренней Зари. Пересказывать детективный сюжет – убить всю интригу. Скажу только, что книга захватывает, остановиться при её чтении совсем не легко.

Дмитрий Громов и Олег Ладыженский написали хороший роман. Он не восстанавливает в памяти древние мифы, не заставляет по-другому взглянуть на литературное сообщество. Он даёт возможность по-новому оценить прочитанные ранее произведения, и, возможно, улыбнуться грустно, слыша, как восхваляют очередного автора, описавшего вечную борьбу «Бобра с Козлом», отряд героев, путешествующий, чтобы уничтожить очередного Чёрного Властелина… Жаль, что подобных авторов не становится меньше. Всё-таки, не зря в одном из своих семинаров те же Олди спросили, а где в таких заштампованных книгах фантастика?


Координатор
Координатор конкурса рецензий



279 сообщений
Послано - 25 Апр 2008 :  13:35:40  Посмотреть инфо об авторе  Посетить домашнюю страницу Координатор  Получить ссылку на сообщение
№ 10

Д. Володихин, «Доброволец»

Недавно попалась на глаза книга «Доброволец» Дмитрия Володихина. Сей факт меня, последовательного антикоммуниста и любителя истории Гражданской войны, весьма обрадовал. Талантливый, стоит признать, автор решил еще раз напомнить нынешнему поколению о Гражданской войне, рассказать ее «окопную правду». Надо сказать, что намерение это весьма и весьма похвально, особенно учитывая то, что историю эту если кто и знал по весьма «краткому курсу» Истории Отечества для XI класса средней школы, то в водоворотах нашего бурного времени успел прочно и надежно забыть.

И вот автор, осеняя свое детище пронзительным цветаевским «Доном», начинает повествование.

Преамбула проста, как грабли, и незатейлив как дешевый шпионский роман - некая группа «энтузиастов» решает забросить в 1919 год пару десятков молодых людей с задачей внедриться в деникинскую армию и привести ее к победе. Вот только на беду главного героя – молодого историка, случайно угодившего в эту компанию, но решившего идти с ней до конца, «внедриться» человеку XXI века в Белую армию оказалось сложнее, чем Штирлицу внедриться в гестапо. Очень уж недоверчивые оказались контрразведчики в армии Антона Ивановича, так что молодому «приват-доценту Петербургского университета» пришлось, спасаясь от весьма возможного путешествия «в штаб Духонина», вместо работы в харьковском градоуправлении, идти добровольцем в корниловскую дивизию. Ну а там молодому интеллигенту, взращенному на добрых книжках, пришлось, как говориться, «хлебать полной ложкой «окопную правду».

Изменить историю удалось очень незначительно. Белые были остановлены не под Тулой, как в реальной истории, а после нее; отступление же и разгром состоялись в полном соответствии с «правильной» историей. Половина добровольцев, отправившихся в прошлое, погибла, а главный герой многое пережил, многое повидал, прошел через кровь и слезы и вернулся в наше время из кровавого октября 1920-го, когда Красная армия, прорвав укрепления на Перекопе и Арабатской стрелке, как лавина хлынула в Крым.

Вернулся другим человеком. Пережитое перевернуло его душу и заставило пересмотреть всю свою жизнь. Как можно предположить из открытого финала книги, он еще раз возвращается в прошлое, но уже со своей невестой и уже навсегда.

Вот такая история была поведана нам Дмитрием Володихиным. Право же, поведана талантливо и неравнодушно. Только по прошествии некоторого времени, когда эмоции улеглись, а разум проснулся, возникли некоторые мысли, серьезно отравившие впечатление от книги. Так отравившие, что с полки альтернативной истории перекочевала она... нет, не в корзину, а в раздел актуальной публицистики. За что же я ее так дисквалифицировал? Попробую объяснить.

Когда-то давно, не помню уже где, встретил интересный сюжет о том, как в далеком будущем писатели, видя, как лавина вновь написанных низкопробных книг поглощает гениальные книги прошлого, спасают их от забвения, переиздавая под своими именами и допуская в тексте специальные ошибки для того, чтобы читатель поверил, что книга написана только что.

Так вот, автор напомнил мне героев того сюжета, без всякого зазрения совести пересказав на страницах своей книги многочисленные, но почти неизвестные широкой публике мемуары участников Белого движения. Получилось, право, очень красиво. Кровь, пот, усталость Гражданской войны, порыв наступлений, безысходность поражений, тупость командиров, жестокость, героизм – все есть на страницах книги. Автор продемонстрировал нам превосходный русский язык и хорошее знание эпохи.

А еще подумалось мне, что «окопная правда» той, Гражданской, войны для нынешнего поколения, сполна хлебнувшего правды Афганской и двух Чеченских войн, не считая межнациональных конфликтов на окраинах разваливавшейся империи, не вызовет того эмоционального воздействия, на которое рассчитывал автор. Страдания почти вековой давности, трагедии давно ушедшего поколения нивелируются страданиями твоих ровесников, трагедиями сегодняшнего дня.

Да и в самом деле и для самого автора, кажется, описание ужасов Гражданской и трагедии Добровольческой армии – не главная задача. Посудите сами – для любителей альтернативной истории после валентиновского «Флегетона» эта книга выглядит пусть талантливым, но подражанием. А у любителей истории Гражданской войны, читавших первоисточники, книга ничего, кроме «дежа вю» и, как следствие, - усталой скуки не вызовет.

Зато когда добираешься до эпилога, вся книга начинает играть совершенно другим цветом. Прошедший ад братоубийственной войны, главный герой выбирает для себя роли Хранителя, охраняющего все доброе, что есть в России, от всего плохого, что в ней содержится. А для тех, кто со слов главного героя не догадался, что угрожает всему доброму в России, приготовлено авторское послесловие, своеобразное Credo. И искренняя книга о трагических днях России заканчивается выводом, который, если его немного перефразировать, звучит так: «Встретишь революционера – убей его!». Вроде бы так и должен думать человек, симпатизирующий тем, кто боролся против революции.

Автор, вслед за Столыпиным, сказавшим как-то «Им нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия», приходит к выводу, что для развития России и счастья народного нужны не потрясения и революции, а плавное, постепенное развитие.

Но не один Столыпин вдохновлял г-на Володихина! И специально, чтобы читатель отбросил все сомнения, автор заявляет, что не потерпит того, чтобы революция в России получила продолжение: «Ни оранжевого, ни березового, никакого!»

Вот так, ни больше ни меньше!
Какая уж тут Белая гвардия, корниловцы и дроздовцы! К героям Белого движения белыми нитками пришита самая что ни есть злоба дня…
Как говорил другой, вовремя не убитый, революционер: «Аг’хи своевг’еменная книжица, Аг’хи своевг’еменная!».

А Вы говорили «Альтернативная история»…


   
Перейти к:
поиск по теме:
  



Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Поиск | Вопросы и ответы
      Rambler's Top100     
© Wilmark Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности
Snitz Forums 2001
Русификация: Wilmark Design