Перейти на главную страницу форума
Логин:
Пароль:
Запомнить  
Забыли пароль?
Регистрация »
 
  Все форумы
  Творчество Хранителей
  Эра героев. Антимаг. Роман. Фэнтези

Эра героев. Антимаг. Роман. Фэнтези

      Версия для печати
 
Автор Предыдущая тема Темы Следующая тема  
aquilon
Наблюдатель


Казахстан
2 сообщений
Послано - 23 Июня 2015 :  12:05:39  Показать инфо об авторе  Посетить страницу aquilon  Ответить с цитатой
Приветствую!
Моя книга «Эра героев. Антимаг» вышла в издательстве АСТ в 2015 году, и я предлагаю Вам ознакомиться с ее отрывком. Если заинтересует - продолжение на моей странице СИ:
http://samlib.ru/s/shkirich_a_w/
Буду рад каждому новому читателю! С уважением, А. Шкирич.

Слева и справа мелькали низко нависшие над землей деревья, а над головой переплелись темные кроны без единого просвета. Глаза еле успевали выхватить очередной торчащий корень. Лишь в самый последний момент парень в грязной футболке и ношеных джинсах перепрыгнул яму и скрытую листьями ложбину: в темноте все сливалось в неразличимую серую муть. Низкие ветки зацепились за волосы, и невидимые в темноте острия разодрали лоб. Один неверный шаг, одна незамеченная тень - он упадет, и тогда его настигнут.
Дыхание обжигало, а ноги сводило судорогой. Стиснув зубы, ринулся вперед изо всех сил. Пока глаза еще различают дорогу среди корней и ям, пока хватает сил бежать, его не настигнут. И он бежал. Как бегут только от неминуемой смерти.
Деревья впереди образовали завал. Бросился вправо, затем протиснулся между двумя сросшимися внизу стволами.
«Может… сейчас?»
Пальцы скользнули в карман джинсов и вытащили заляпанный грязью смартфон. Со второй попытки дисплей ярко осветился.
«Проклятье!» - сигнал так и не появился.
Экран погас, и еще мгновение ослепленные глаза ничего не видели. Левая нога зацепилась, и он рухнул на колено. Телефон отлетел в сторону, в густую траву, с растрескавшихся губ сорвалась брань.
На мгновенье проскользнула предательская мыслишка: замереть, распластаться на холодной земле и покориться судьбе.
«Не дождетесь!»
Пальцы скользнули по траве, и он вскочил на ноги. Шаг до светящегося в темноте смартфона: бесполезный кусок пластика все-таки работал. И тут он увидел.
Впереди, за дальними деревьями скользнула тень. Силуэт хищника: мощное тело, больше крупной собаки, темно-серый мех и горящие в темноте янтарные глаза. Мгновенье - и существо исчезло. Ни треска веток, ни шелеста листьев, лишь его хриплое дыхание да бешено бьющееся сердце.
Он повернулся, напрасно пытаясь вновь увидеть своего преследователя. Но вокруг - лишь шершавые стволы и непроходимые заросли кустарника. Опустилась обволакивающая тишина, но теперь он знал, что уже не один.
«Оно здесь», - холодный сгусток страха сжался в груди.
Пальцы привычно пробежались по экрану смартфона. Ожидание затянулось. Сейчас. Он моргнет, и вместо теней перед ним возникнет оскаленная пасть.
«Показалось или…?» Еле слышный треск раздался из самой густой тени. «Всего один шанс»
Он скорее почувствовал движение, чем увидел. И тут же метнул телефон в темноту. Экран блеснул разноцветной радугой клипа, и из динамиков вырвалась оглушающая музыка.
Он бросился бежать. Чуть отдохнувшие мышцы заработали с новой силой, а перед глазами все еще стояло призрачное видение. То, что он увидел, когда смартфон рухнул в темноту: лобастая голова с выпирающими клыками - зверь, что отпрыгнул назад от летящего в него телефона.
«У меня есть…, - саундтрек оборвался, - еще пару секунд».
И вновь замелькали лесные тени. На бегу он, как мог, пытался разглядеть хоть один сук или толстую палку. Напрасно.
Стихшее было покалывание в боку возвращалось. Он поднырнул под нависшие ветки дуба. Можно было Залезть повыше. Но что дальше? Сидеть там, ожидая - чего? Ответа не было. И потому он бежал. Пока мог.
Впереди посветлело. Он оббежал густую ель и оказался на опушке чащи. Свет полной луны показался сейчас ярким прожектором. Заросли по бокам брали в кольцо небольшую поляну, а впереди мир обрывался.
Несколько быстрых шагов, и он уже стоял на краю крутого склона - в десятке метров под ним раскинулись кроны деревьев, полог леса простирался еще на километр, а дальше расположился город. Погруженные в темноту кварталы, слабо мерцающие огоньки окон и редкие светлячки фонарей. На удивление, по дорогам не текли реки автомобильных фар, а небо не озарялось сверкающей рекламой. Но все это не имело значения - главное, что там были люди. По освещенным кое-где узеньким улочкам двигались далекие фигурки запоздавших прохожих, а в просвете между двухэтажными домами даже скользнул продолговатый силуэт машины.
Обрыв не оставлял шансов на спуск, и он оглянулся на стену чащи. Тени сгущались до черноты между деревьями, каждый спутанный куст выглядел непроглядной бездной. Эта полянка была крошечным просветом в ночной чащобе. Но выбора не было: нужно вновь ринуться в глубину леса.
«У меня получится, - он нервно сглотнул. - Всего пара километров и я спасен».
Он медленно двинулся к темным зарослям.
- Замри! - приказ раздался из пустоты.
Сердце дернулось от испуга, но это был обычный человеческий голос, и волна облегчения пробежала по застывшему в страхе телу. Только вот видел он лишь вьющийся кустарник, облепивший ствол березы.
- Медленно сложи на землю оружие и все артефакты! - судя по голосу, говоривший или, вернее, говорившая - он был женский - медленно перемещался. - При неподчинении открою огонь! Именем Ордена!
- Эй, полегче! Я безоружен, - он медленно поднял пустые ладони. - И что еще за артефакты?
«И что еще за орден?»
Теперь он что-то различил: смутное искажение воздуха. Листья, ветки и ствол дерева казались размытыми, словно перед ними расположили стеклянный блок.
«Призрак?» - в этот момент даже забылось гнавшееся за ним существо.
- Зачарованные предметы, талисманы или кольца. Все долой! - в десятке шагов прямо из воздуха соткался массивный пистолет.
Длинное дуло тяжелого, окованного кольцами оружия нацелилось прямо на него, чуть выше рукояти зажглась зеленоватая лампочка. Сама же невидимка показываться явно не собиралась.
- У меня только серебряная цепочка. Забирай, если хочешь!
«Ничего себе тут гопнички. Это в какой же район я забрел?»
Вокруг пистолета затрещал воздух, сверкнули россыпи крохотных искр, очертив невысокий силуэт. И на месте пустоты возник человек. Темный кожаный костюм обтягивал стройную женскую фигуру, а лицо скрывала темная маска с круглыми стальными очками. Поверх всей ее одежды расползлась частая паутина из тонкой проволоки. Именно она искрила разрядами электричества.
Левая рука незнакомки скользнула к бедру, в ней оказалась короткая рукоять с закрепленным на ней остроносым цилиндром - нечто вроде сигнальной ракетницы.
«Ей что, одного ствола не достаточно?».
Вдруг кусты раздались, и на поляну выскочил зверь, похожий на огромного волка, но крупнее и страшнее настолько же, насколько кавказская сторожевая больше и опасней комнатной собачки.
Покрытое серым вздыбленным мехом существо в один скачок преодолело половину поляны. Девушка развернулся, припадая на одно колено, а лесной монстр уже взметнулся в прыжке к незнакомке.
Но из цилиндра навстречу зверю вылетело три стержня, между которыми сверкнули стальные нити. Сеть на глазах соткалась в воздухе, опутывая мускулистое тело лесной твари. Незнакомка едва успела откатиться, как рядом с ней на землю рухнул стянутый стальной паутиной зверь. Металлические нити тренькнули, сдерживая новый рывок монстра. Блеснул алебастр клыков, рванувших за сеть.
Дальнейшую схватку он уже не досматривал: бросился бежать, едва стрелок отвел от него дуло пистолета. Еще пара метров и он будет в лесу. Подальше от монстров и невидимок. Через секунду деревья укроют его пуль.
Убегая, он не заметил, как незнакомка развернулась, вскидывая пистолет, и не видел, как ствол окутался лазурными искорками. Он лишь почувствовал, как в плечо впился стальной клюв дротика.
По мышцам стегнула раскаленная плеть боли. В глазах помутнело, и судорога бросила его на колени. Впившийся в плечо дротик словно пропустил молнию сквозь тело. Рука мгновенно онемела, зубы лязгнули, он чуть не прикусил язык. Почти теряя сознание, он попытался подняться на непослушных ногах.
- Какого… - послышался из-за спины удивленный возглас.
«Электрошокер…» - мелькнула затухающая мысль.
Он все-таки встал, даже не зная, зачем, и сумел сделать еще один маленький нетвердый шаг к лесной опушке. В спину вонзился второй дротик. Он даже не ощутил, как падает на траву. Земля просто надвинулась и рухнула в лицо. Пальцы вцепились в мягкую почву, и сил разжать их уже не было. Все тело стало мягким поролоновым протезом, и только глаза еще слушались его.
В просвет между плечом и смятой травой, он увидел, как опутанный стальной паутиной монстр рванулся. Загнутые когти зацепились за сеть, из раскрытой пасти донесся яростный рык. Металлические нити впились в плоть зверя, меряясь силой с натиском мышц, и на какое-то мгновение натянувшаяся сталь застыла.
«Встать…, - мысли вязли, словно в болоте. Он напрягся, пытаясь шевельнуть хоть пальцем. - Только не сейчас!»
Незнакомка направила на монстра пистолет. Палец вжал спусковой крючок, но оружие не выстрелило. Лампочка над рукоятью сменила цвет на предупреждающий красный огонек опасности.
«Ох, не к добру это. А я валяюсь тут, как кусок мяса. Подходи и жри, - злость на свое тело и страх волной прокатились по мышцам, и он почувствовал слабый отклик. Мысли побежали бойчее. Стиснув зубы, сдавленно рыча, он рванулся изо всех сил: - Да! Еще раз!»
В паре десятков шагов от него оплетшая лесного монстра сеть не выдержала. Одна за другой нити рвались, уступая натиску. Зверь вскочил и в один короткий прыжок обрушился на незнакомку. Пистолет отлетел в сторону, в руке девушки сверкнул короткий клинок, и два сцепившихся тела рухнули на траву.
Мышцы по всему телу свело судорогой, едва спазм ослаб, он с огромным трудом перекатился на бок. В этот момент на краю обрыва мохнатый монстр пытался разорвать горло незнакомки. Клинок девушки глубоко вошел между ребер зверя, но тот словно и не заметил раны. Зубастая пасть разорвала покрывавшую костюм стальную сетку.
«Надо вырвать эту проклятую штуковину», - от впившегося в плечо дротика по мышцам растекалось бессилие и слабость.
Негнущиеся пальцы коснулись одного из двух стальных стержней, и тут же по телу стеганул новый разряд.
«Черт! Черт! Лучше не трогать!»
Зверь взвизгнул и судорожно забился на земле, а призрак начал подниматься над мохнатым телом.
Нужно было хоть уходить, хоть уползать. И тут его взгляд остановился на лежащем в пяти метрах пистолете.
«Вот он! Шанс!» Подтянув ноги под себя, отталкиваясь от земли руками, он сумел встать. Правда, тут же чуть не упал обратно.
Перед глазами все опять поплыло. Он смутно видел, как незнакомка в черном костюме поднялась и как вроде бы затихший зверь бросился на нее. Лобастая голова ударила в живот девушки. От удара она отлетела назад, на самый край обрыва, где на секунду замерла и тут же, оступившись, с криком рухнула вниз.
«А вот и финал».
Ноги не держали, и он с трудом сделал еще один шаг к оружию.
Зверь повернулся: янтарные глаза вперились в него немигающим взглядом, пасть оскалилась, обнажив крупные клыки. Теперь никто не мог помешать лесному монстру закончить охоту.
Еще один шаг. Земля медленно накренилась, все померкло, а затем он уже валялся на траве. Пистолет был в паре метров. Красный огонек на рукояти моргнул и сменился зеленым.
Монстр скакнул вперед, но тотчас припал на переднюю лапу, и из его глотки вырвалось яростное рычание. Подволакивая лапу, существо медленно двинулся к нему.
«Не сейчас! - левая рука вновь начала неметь, и он рванулся к заветной рукояти. - Еще чуть-чуть».
Больше не оглядываясь на приближающуюся смерть, он полз к пистолету. Метр. Полметра. Он слышал лишь свое дыхание. Представляя, как через мгновение в ноги вцепятся клыки, как когтистая лапа обрушится на спину, он перетаскивал тяжелеющее, непослушное тело. И, наконец, схватился за рифленую рукоять.
Перевернулся на спину, едва не выпустив пистолет из коченеющих пальцев. Массивный ствол качнулся, левая рука подхватила, не дав тяжелому оружию выскользнуть, и он нацелился на надвигающуюся оскаленную пасть.
- Сдохни! - спусковой крючок вдавился в рукоять, пистолет дернулся назад.
И дротик пролетел мимо мохнатой груди. Холод отчаяния сковал сознание. Зверь кинулся, готовый навалиться и вцепиться клыками в беззащитное горло. Но зеленая лампочка на пистолете продолжала гореть. И потому он нажал второй раз.
Когтистая лапа ударила вскользь, разорвав майку, расцарапав грудь, зловонная пасть уткнулась в живот. Тяжелое обездвиженное тело вдавило его в землю, выбив воздух из легких, и оружие выскользнуло из ничего не чувствующей ладони.
Кажется, на пару секунд он потерял сознание. Онемение вновь начало расползаться, грозя сковать все мышцы. Последний рывок и напряжение сил отдалили на время полное оцепенение. Но скоро он останется тут валяться рядом с ненадолго парализованным монстром.
Упершись локтем, он сумел столкнуть с себя мохнатую тушу.
«Обрыв… эта тварь сама подсказала, что делать», - он уткнулся плечом в теплое мускулистое тело и напрягся.
Существо перекатилось на шаг ближе к обрыву. А сам он растянулся рядом. Спазм скакнул по мышцам спины: похоже, он задел один из дротиков. Но разряд лишь подстегнул, и он вновь уперся в густую шерсть.
Он не знал, как долго толкал тушу зверя. Временами казалось, что он уже вечно балансирует на грани небытия. Он подтаскивал ноги, почти не чувствуя под собой земли. Упирался руками, не ощущая цели, а затем растягивался на земле, борясь с накатывающей тьмой. После приподнимал голову и в плывущих перед глазами очертаниях искал обрыв, за которым исчезал мир.
И вот, наконец, он достиг откоса. Еще один рывок, и тяжелое тело зверя само заскользило вперед и затем обрушилось вниз.
Сознание уже не держалось в реальности. Он бы улыбнулся, но мышцы лица не реагировали, а в ушах затихал тончайший свист. Мир сжался.
«Вот и все», - и его забрала темнота.

Голова раскалывалась от боли: в затылок словно вонзались ножи, а виски сжимало тисками. Поморщившись, он приоткрыл тяжелые веки.
Все так же лежал на животе, лицом к обрыву. Край неба успел посветлеть.
Надо встать, все затекло после нескольких часов на холодной земле.
Но после первого же движения в глазах помутилось. И, не удержавшись в сознании, он опять впал в забытье.

Какое-то время спустя в спине резко кольнуло, и ноющая боль начала исчезать. Через мгновение то же произошло и с плечом. А затем его рывком перевернули на спину, и размытое темное пятно нависло перед глазами.
Постепенно удалось сфокусировать зрение и всмотреться сквозь полуприкрытые веки. Над ним стоял человек в черном плаще, доходившем до пят, с низким капюшоном, скрывавшим лицо. Одеяние, явно не по размеру, мешком обвисало с фигуры, держась только на плечах, и при движении незнакомца казалось, что плащ надет на вешалку. В левой руке, скрытой длинным рукавом, покоилось древко косы, а ее лезвие поблескивало тусклым металлом на фоне неба.
Правая рука незнакомца поднялась к голове, на миг из-под рукава мелькнули странные тонкие пальцы, и глубокий капюшон был отброшен.
Гладкая костяная поверхность, полное отсутствие волос, большие впадины на месте глаз и еще один провал поменьше вместо носа. Жуткая улыбка в тридцать два зуба довершала готовый образ жуткого Жнеца, посланника Смерти, скелета с косой.
«Так я все-таки помер, - пронеслась отстраненная мысль. - Вон он какой, конец. Остается ждать, когда мою душу заберут в чистилище. А дальше в самое пекло. Для рая я уж слишком весело пожил».
Страха не было, лишь странная отрешенность, словно это все происходило с кем-то другим. Все казалось нереальным. Бег наперегонки с каким-то монстром сквозь лес. Затем призрак, едва не убивший его, а теперь вот над ним нависло воплощение смерти. Все это было бы чересчур даже для сна.
Он уже приготовился увидеть туннель со светом в конце, ведущий на небеса эскалатор, или любой другой из эталонных вариантов конца жизни. Но тут тонкие сильные пальцы деловито похлопали его по джинсам. А затем за левый ботинок сильно дернули, явно пытаясь стащить с ноги. Все это абсолютно не вязалось с его представлениями о загробной жизни. Смерть не должна иметь повадки обычного мародера, вдобавок начавшего фальшиво насвистывать веселую мелодию.
«Хватит разлеживаться!» - контроль над телом уже вернулся.
Удар правой ногой по черепу опрокинул скелета на землю. Но при попытке подняться - проведенная на стылой земле ночка дала о себе знать. И, приподнявшись на корточки, он не устоял и свалился в паре шагов от растянувшегося на земле немертвого костяка.
Замерший мертвяк казался ошарашенным настолько, насколько мог казаться лишенный плоти и мышц скелет.
- Тэ эо атя, - раздались из черепа невнятные звуки. Затем костяная ладонь дернула за нижнюю челюсть, и послышался щелчок вправляемого сустава.
- Ты что, живой? - повторил скелет уже вполне разборчиво. - Чего дерешься?
- А ты чего с меня ботинки стаскивал?
- Ну, я решил, что дохляку они ни к чему, а зачем добру пропадать-то?
Тут здравый смысл, наконец, умудрился нагнать уехавший поезд действительности. Его мозг воспринял то, что глаза видели уже пару минут.
«Разговаривающий мертвец», - в памяти всплыли картинки фильмов и игр.
Он попытался отползти подальше от костяка, но без должной сноровки и задом наперед получилось не лучше, чем у раненого ленивца.
«Чур меня! И что теперь делать? Орать «изыди нечисть»?» Или лучше: «Ты не можешь существовать, во имя Циолковского»! И куда подевался пистолет?». Оружие исчезло.
Правда, и мертвяк пока не собирался набрасываться и пытаться пожрать его мозг. Легко оттолкнувшись руками, костяк возвел себя на ноги.
- Ты, это, извиняй, если что. Не думал, что кто-нибудь выживет после пары парализующих выстрелов, - хмыкнул скелет. - Даже после одного дротика живые отключаются на полдня. А уж после пары - остановка сердца гарантирована производителем!
Пора было начинать мыслить здраво. Чаща - просто обычный лес. Огромный волк мог быть крупной одичавшей собакой - их сейчас что ни день, то новую породу выводят. А призрака он просто не разглядел вначале. Но сейчас он говорил со скелетом! И это точно была не карнавальная маска на его лице! Наверное, падая, он ударился головой, и теперь ему мерещится не пойми что.
Он осторожно ощупал голову в поисках травм, что могли бы объяснить необъяснимое:
- Эмм… кажется, у меня сотрясение мозга.
- Сколько пальцев видишь? - скелет помахал у него перед лицом костяными фалангами.
- Четыре?
«Кости! У него вместо пальцев кости! Я точно сошел с ума. Или это сон?» - он закрыл глаза и попытался успокоиться, а затем резко выдохнул. Обычно в кошмарах это помогало.
Мертвяк исчезать не собирался.
- Да? - удивился скелет, затем уставился на свою кисть. - Вот проклятье, опять безымянный отвалился. Но ничего, сейчас мы его найдем!
Костяк недолго пошарил по траве, а затем с радостным возгласом подхватил потерянную фалангу и с легким щелчком вставил ее в сустав.
- Во! Теперь все на месте, - удовлетворенно произнес мертвяк.
«Ладно. Если у меня проблемы, то надо попросить этого… парня… о помощи. Может он настоящий, а мне просто все не так видится».
- Слушай, тут такое дело… мне что-то ненормальное чудится…
- Например что?
- Например, скелеты… говорящие.
- Ну, если они вокруг тебя с розовыми слонами летают - то да, дело дрянь…
- Да нет, я про тебя говорю! Ты же мертвый!
- Кто мертвый? Я мертвый? Да когда же я успел помереть-то? - скелет ощупал свою черепушку, а затем скрипнул челюстями. - Прям открытие года, мистер наблюдательность! Только ты опоздал на пару десятилетий.
- То есть ты умер уже очень давно?
«Куда я попал? В приют умалишенных?»
- А ты что, из этих, как их... некроненавистников, что нас за разумных не считают? - костяные пальцы, скрипнув суставами, сжались в кулаки.
- Нет, ты что! Конечно, нет, я считаю любого скелета, который со мной заговорит вполне разумным. А вот про себя я этого точно сказать не могу, - этот дружеский диалог помог ему успокоиться. - Там, где я живу, людей, которые видят всякую чертовщину, обычно прячут от людских глаз, чтобы они нормальных не раздражали…
Голова раскалывалась.
- Так что ты - просто моя галлюцинация, и стоит подождать, как ты исчезнешь, как и вся эта жуткая ночка.
Скелет помолчал с минуту, а затем покачал черепушкой.
- Да, интересный взгляд на устройство вселенной. Думаю, пара стариков в высоких шляпах из академии с удовольствием бы поболтали об этом с тобой. Но, как по мне, ты больше на обычного психа смахиваешь. Одет ты, конечно, странно, - череп повернулся из стороны в сторону, словно оценивая грязную одежду собеседника. Хотя чем он мог смотреть, оставалось загадкой. - У нас в такое последний нищий не обрядился бы. Да и не слышал я о таких местах, где бы диковинкой показался, - череп хмыкнул. - Не то уже показывал бы себя там за деньгу. А ты давай уже, вставай, не на пляже, чай, валяешься. Будешь долго на холодной земле лежать, скоро на меня станешь похожим. Ха-ха-ха!
Скелет протянул ему костлявую руку помощи.
«Вроде он не опасный», - решил он. Скелет смахивал скорее на учебную модель из пластика, чем на жуткого монстра из кино.
На ощупь кости были прохладные. Скелет довольно легко поднял его на ноги.
«Хорошо, хоть мне не какой-то зомби причудился, - при мысли о полуразложившемся трупе ему стало тошно. - Так, теперь главное медленно отпустить его руку, а не испуганно шарахаться в сторону!»
- Хорошо, будем считать, что ты мне не чудишься.
- А я, в свою очередь, пока не буду считать тебя психом, - согласилось умертвие.
Однако холодно. Только сейчас он почувствовал, что за ночь изрядно продрог.
«Хорошо, хоть еще лето. Так, надо вспомнить, как я тут очутился. Сутки, надо сказать, выдались на редкость нескучными».
- Помню, была какая-то тварь в лесу, похожая на огроменного волка, - начал вспоминать он вслух, - потом пытавшаяся меня убить девушка-призрак, а теперь вот - живой скелет. А ведь еще пару часов назад я шел по улице, спеша домой, и мечтал хорошенько выспаться, - память была словно подернута дымкой, нужные воспоминания никак не хотели всплывать в этом омуте. - Помню лишь, как тротуар провалился, будто земля ушла из-под ног, и я полетел вниз. И больше ничего. Очнулся уже в этом лесу…
«Может, размыло канализацию, и я, свалившись вниз, стукнулся о трубу, и теперь лежу там без сознания, пока мозг видит глюки?»
- Ха-ха, вообще-то только полный идиот попрется сюда в полнолуние, - остальное скелет явно решил пропустить мимо отсутствующих ушей, видимо, сочтя за полный бред.
- А в чем проблема, допустим? - не удержался он.
Изрядно панибратский тон мертвяка уже раздражал. Хотя сейчас его раздражало все: грязная, потная майка, ноющие мышцы, синяки на голени и, в особенности, весь этот лес вместо пропавшего куда-то родного мира.
- О великий странник из края непуганых дураков, - скелет театрально поклонился. - У нас есть вполне милые люди, способные перевести старушку через улицу. Но когда на небе восходит она, - костлявый палец уперся в уже заходящее ночное светило, - их глаза наливаются кровью, разум тускнеет, а из каждой поры на теле начинает расти густая шерсть. И тогда старушки обгоняют молодых парней, спасая свои старые косточки. Оборотни, друг! Конечно, многие из них остаются дома, спускаются в подвалы, запирают себя в клетках. Но есть и такие, которым нравится вкус свежего, сочащегося кровью мяска.
Костяк жутко расхохотался.
Плечи у него сами собой передернулись, перед мысленным взором промелькнули кровавые сцены из ужастиков про перевертышей и вампиров.
«Замечательный сон, то есть кошмар. Ну, не мог я вообразить Карибские острова, пляж и девушек! Нет, мне привиделся бульварный фэнтезийный ужастик. Ну, ладно. Смирюсь и досмотрю до конца. Надеюсь, я хоть не впал в кому. Застрять здесь? Уж лучше бы в таком случае добрый доктор отключил меня от аппарата жизнеобеспечения».
- Во, гляди, что я вытащил из твоей спины, - из кармана плаща костяк извлек два стальных дротика. - И да, можешь особо меня не благодарить.
Цилиндрическую поверхность продолговатых снарядов украшала затейливая гравировка из многолучевых звезд и символов. На классическую маркировку с логотипом производителя эти иероглифы даже близко не походили. А следом костяк вытащил исчезнувший пистолет.
Его непроизвольный шаг назад сопровождался смешком скелета.
«Так вот куда пистолет подевался!» Ночью времени приглядываться особо не было, но сейчас он сумел детально разглядеть оружие. Гибрид длинноствольного пистолета времен мушкетеров и массивного револьвера первой мировой войны. Вдобавок, всю матовую поверхность покрывала та же гравировка, что и на дротиках. Пистолет выглядел как настоящее произведение искусства, вроде средневековых мечей с грифонами, гербами и девизами.
- Занятная игрушка, - осклабился скелет. - А тот призрак ничего не бормотал, случаем?
- Он упомянул какой-то орден.
Скелет озабоченно присвистнул:
- Значит, он был из Ордена…
- Звучит как «большие неприятности», - особого интереса у него не было, он просто решил поддержать разговор с разболтавшимся мертвяком, обдумывая пока свое положение. - Какая-то местная банда?
- Орден - это такая организация, состоящая из великовозрастных мальчиков и девочек в механических доспехах, с огромными пушками и мечами, которые еще верят в байки о всеобщем благе и контроле магии и в прочие светлые идеи. А воспитателями у них - добрые дяденьки в рясах из святой инквизиции. Все вместе они ищут коварных волшебников, черных чародеев или всяких колдовских тварей для занятных игр в застенках, после чего водят веселые хороводы вокруг костерков, на которых сжигают вышеупомянутых несчастных созданий. Знаешь, как говорят: боги, спасите меня от людей, уверенных, что исполняют вашу волю! Вот это в точности про Орден. Но я всегда говорил, что они воплощают благородство и честь нашего времени! - закончил скелет громче, оглянувшись по сторонам.
«Вколите мне двойную дозу адреналина или чего угодно, но заставьте меня уже очнуться!»
- Уж не знаю, каким чудом тебе удалось пережить два ранения из этой штуковины, - продолжил скелет. - Но этот пистолет еще может выпускать маленькие металлические шарики, которые оставляют такие же крохотные дырочки во всем что помягче. Так что тебе очень повезло: думаю, первой же пули тебе хватило бы на билет в один конец прямиком в загробный мир.
Слушая в пол-уха увлеченно тараторившего мертвяка, он попытался вспомнить последние мгновения в своем родном мире. И наконец, из тумана прошлого кое-что всплыло.
Было уже поздно, фонари, как всегда, горели через один, да еще падение. Он ничего не разглядел, но его пальцы наткнулись на какой-то предмет, а потом словно подул ледяной ветер, проходивший через одежду и тело. И вдруг все вокруг притянулось к нему, а уже через мгновение вселенная разбежалась вновь. И тут же его жестко приняла в свои объятья земля. И он очутился в этом лесу. А та вещичка, что он схватил, была похожа на моток проволоки. Вроде он решил ее выкинуть, но впервые услышав вой той ночной твари, положил вместо этого в карман.
«Не мог же я потерять эту штуковину?»
В передних карманах джинсов было пусто, но в заднем пальцы коснулись прохладного металла. И вот тускло блеснул спутанный моток тончайших металлических нитей, сплюснутый после нескольких падений в почти плоский комок.
Скелет тут же замолчал на полуслове и заинтересованно уставился пустыми глазницами на его находку.
- Можно?
- Держи, - эта вещица казалась ему куском хлама.
Фаланги скелета ловко повертели врученную штуковину, а затем с легким щелчком на костлявой кисте развернулась проволочная сфера. Часть металлических нитей тянулась в центр, но, не доходя его, казалось, растворялась, теряя очертания.
- Вот теперь твои безумные рассказы звучат более правдоподобно, - заявил скелет. - Эта штука, похоже, вмещала океан энергии. Но сейчас полностью разряжена.
- Электрической? - в его голосе звучала робкая надежда на логичное объяснение.
- Я не знаю, что это такое, - пожал плечами костяк. - Да и не у меня надо спрашивать. Я простой мертвяк, хоть и много повидавший на этом свете. Я говорю об эфире. Энергии. Даже Энергии с большой буквы. Это источник созидания и разрушения, жизнь и смерть в одном флаконе!
Когда выяснилось, что драматическая пауза, выдержанная скелетом, не произвела на его собеседника должного впечатления, костяк удрученно вздохнул.
- С помощью электричества можно заставить двигаться множество вещей, - ему пришлось самому нарушить наступившее молчание.
Вновь компактно сложив сферу, костяк протянул ее обратно. И вещичка снова заняла свое место в глубине его кармана. Если уж это было что-то ценное, хранить следовало у себя.
Кошмар был на редкость реалистичным. Он уже слышал как-то о методике управляемых сновидений, но так никогда ее и не попробовал. Значит, следовало получать удовольствие! Он всегда мечтал погеройствовать, зная заранее, что бессмертен и все понарошку.
«Интересно, а летать не получится?» - он даже чуточку подпрыгнул, скривившись от боли в ноге. Голень все еще болела после бурной ночки. Ныло по-настоящему. - «Надо бы поосторожней».
Скелет сжал найденный пистолет в том месте, где у современного аналога располагалась крышка затвора, и вынул из открывшегося углубления маленький светящийся кристалл. Размерами он не превосходил зернышка риса, и был частично заполнен жидким светом. При повороте сияние и тьма протекали друг в друга, но не смешивались, будто капля лучащегося масла в чернилах.
- Это кристалл осция, его используют, чтобы запасать эфир. Есть материалы, проводящие его, и вещества, которые не пропускают. И есть существа умеющие творить из энергии эфира, как мастера из глины.
- Этот ваш эфир, будто магия какая-то, - скептически произнес он.
- Нет, я говорю про волшебные слезы девственницы, собранные в период урожая, - фыркнул скелет.
- Правда? - ирония в голосе собеседника с трудом доходила до его сознания, находящегося на грани тихого помешательства.
Скелет попытался изобразить жест «рука-череп».
- О боги, ты прав, у тебя явно плохо с головой, - вздохнул костяк. - Да! Эфир - магическая энергия, распространенная повсюду: и в воздухе, и в воде, и даже пронизывающая скальные породы. Из эфира черпают свою силу чародеи, его используют для зарядки кристаллов и рун. Быть может, ты еще чего-то не понимаешь? Ты не волнуйся и спрашивай обо всем! У меня же нет других дел, кроме как стоять тут с тобой и болтать об устройстве мироздания!
- Где я вообще оказался? - он поежился, не понимая толком, злится или шутит его новый знакомый.
- Где? В Ардасе! - эмоционально взмахнул конечностями скелет, но через секунду как-то поник и без слов показал костлявыми пальцами за спину.
А ведь он совсем забыл о городе. До самого горизонта простиралась отливающая сине-зеленым в свете восходящего солнца морская гладь. А на песчаном берегу, на холмистой равнине и на десятке мелких островов раскинулся город.
Он словно сошел с гравюр викторианской Англии. Каменные и кирпичные дома с черепичными крышами выстроились вдоль узеньких извилистых мощеных улочек. Над жилыми кварталами возвышались купола храмов. Устремленные в небо башни отражались в мутных водах каналов. Сооружения, украшенные колоннами и барельефами, вольготно расположились вдоль широких проспектов, упирающихся в площади с готическими зданиями.
Словно исторический центр маленького городка в Западной Европе, только вот перед ним был громадный город.
В море протянулись километровые каменные пирсы огромного порта, поднимались воздушные замки из многочисленных парусов. Между гордыми парусниками виднелись и суда, похожие на пароходы с колесами по бортам. Столько фрегатов и клиперов не наберется во всех музеях мира. Прямо какой-то девятнадцатый век, хотя все это можно было объяснить бережным отношением к истории.
В небе над городом парил корабль. Не какой-нибудь огромный дирижабль или воздушный шар - настоящий корабль. Деревянный корпус, оббитый металлическими пластинами, несколько палуб, три пятидесятиметровые мачты, паруса и масса снастей. С бортов мрачно смотрели на лежащий внизу город десятки орудий различного калибра. А под килем судна бешено крутились лопасти многочисленных пропеллеров. Над жилыми кварталами завис настоящий фрегат времен Наполеона.
«Эта махина точно начхала на известные мне законы физики», - мелькнула у него мысль.
Пара минут прошла в молчании. Провалился ли он сквозь червоточину в другой мир или видел сны в коме - продолжать сидеть на этой поляне не имело смысла.
- Ты можешь помочь мне? - Он оглянулся на мертвяка. Это был странный и чужой мир, где первое дружелюбное существо, или хотя бы пока не пытавшееся убить или съесть его, оказалось давно мертвым. - Своего посольства я тут точно не найду, а из всех знакомых здесь у меня - только ты.
- Слушай, друг, я все понимаю, но я простой набор костей, который хочет еще поскрипеть на этом свете, - скелет почесал череп. - У тебя, как вижу, какие-то разногласия с Орденом, тут я не помощник. Так что удачи и не теряй головы!
Костяк подхватил косу, заплечный мешок и побрел к ближайшим деревьям.
«Ну и ладно. Это ведь все не настоящее», - но странное, абсолютно реальное чувство одиночества незаметно прокралось и поселилось в нем рядом со скрытым беспокойством и капелькой отчаянья.
Итак, он остался один. Без денег и знаний о новом мире. У него была только непонятная штуковина, видимо разряженная. Ах, да, еще он успел сильно не понравиться каким-то местным бандитам. День явно удался.
Но тут он заметил, что, не дойдя чуток до опушки, скелет остановился, выругался и обернулся.
- Я прямо сейчас начинаю жалеть о своем решении, но так уж и быть, провожу тебя до Ардаса. И, если хотя бы половина из нас желает остаться в живых, надо убраться отсюда побыстрее, пока никто не пришел и не открутил мой дурной череп!
Впервые за сутки на душе у него потеплело.

«Проклятый Орден испортил мою охоту», - думал, продираясь между деревьями, щуплый мужичок. Именно в такие ночи он становился тем, кого боялись и уважали все. И хозяин мастерской, никогда не благодаривший его за тяжелый труд, лишь высокомерно протягивающий жалованье, и те бугаи в трактире, что один раз пнули его, когда он нес пиво, а затем еще и заставили извиняться, - все трепетали перед ним в полнолуние.
«Вот бы повстречать их такой ночкой, тогда я посмотрел бы, кто из нас будет дрожать и просить пощады».
Но сегодня трансформация не принесла ему такого удовлетворения, как в прошлые три раза, когда он уже бегал в другом обличье по лесу. Он нашел себе добычу, тварь, что дрожала - вроде это был какой-то молодой парень - и чей силуэт заставлял его клыки вырастать еще больше. Еще минута, и он бы утолил свой голод и жажду убийства.
Из его глотки вырвался рык, но сейчас он лишь отдаленно напоминал вой во тьме. Принес какой-то демон туда и разведчика!
Грязные пальцы с уже человеческими плоскими и обломанными ногтями почесали бок с парой свежих шрамов. Быстрая регенерация в подарок к его могучему ночному облику. Конечно, ему повезло, что у разведчика из Ордена не оказалось с собой серебряного клинка, ведь другой металл ему вредил лишь на время. Но никакая регенерация не спасет от памяти: боль от вонзившегося в бок лезвия он помнил отлично.
После падения оборотень удрал в темноту ночи, но поклялся еще встретиться с обидчиками и расплатиться за унижение.
«И за потраченную впустую ночь, - подумал он, ощущая мучительную пустоту в сосущем желудке. - Теперь придется ждать еще почти целый месяц до полной силы во время полнолуния».
Поглощенный своими мыслями, он не заметил движения в лесу, а когда увидел пару людей впереди, было уже поздно.

Невысокий старичок в вышитом серебряными нитями халате и маленькой тюбетейке, прикрывавшей лысину, погладил ниспадающую до пояса ухоженную седую бороду и нахмурил черные брови. Семеня и постукивая кованым посохом древнее его самого, он прошел мимо тяжело дышавшего, то и дело вытиравшего пот молодого парня в светлой тунике, а затем обошел вокруг сверкающей сферы, которая заключала в себе трепыхающегося мужичка, и пару раз постучал по прозрачной оболочке концом посоха. В ответ сфера каждый раз колыхалась, а юноша начинал морщиться и потеть еще усерднее.
- Думаю, вы сдали зачет, - при этих словах парень в светлой тунике облегченно вздохнул, но старичок еще не закончил: - Да, несомненно, сдали бы у Хоб Зея или мудрого Цви, выпускающих таких вот неучей толпами. Их интересует лишь количество выданных дипломов. А качество знаний этих выпускников зачастую не превосходит уровень заклинателя дождя из нищей деревеньки. Так что да, если хочешь заряжать всю жизнь энергией кристаллы, то можешь бросать магию изменения и заниматься дикими плясками с распутными девками или игрой в кости.
- Но мастер Тар-Мион…
- Никаких «но», юный волшебник! Да, время плетения заклинания соответствует этим новомодным стандартам обучения, но вложенная сила - тьфу, да и только. Удержит лишь одноногого столетнего инвалида. Запишите себе к зачету еще пять часов тренировок удержания.
Тар-Мион ненавидел кому-то что-то объяснять. Вполне возможно, очень давно он сам был несведущим юнцом, но сейчас эти воспоминания были погребены под вековыми залежами памяти. Конфедерация Магов, в чьих рядах чародей состоял уже многие десятилетия, предписывала своим высокопоставленным членам раз в пять лет подготовить труд по новому неизученному феномену или взять в ученики очередного никчемного дурня. После недолгих размышлений он выбрал последнее. Писать о какой-то ерунде - значило отрываться от насущных проблем, а ученика он всегда мог использовать. Кроме того, на книгу, конечно, можно всласть наорать, но никакого впечатления на нее это, к сожалению, не произведет. Да еще чародею когда-нибудь мог вполне понадобиться человек, который словит вместо него арбалетный болт или проклятье. Уж в чем, в чем, а в немагическом искусстве подставлять других Тар-Мион преуспел.
Наконец его мысли вернулись к унылому настоящему. Пойманный неумелым учеником экземпляр безрезультатно пытался вырваться из эластичного, но неразрывного пузыря. По телу субъекта временами пробегала сильная дрожь. Ногти попеременно удлинялись и укорачивались. Черты лица менялись, словно пластилин в руках ребенка, который пытался слепить голову то ли зверя, то ли человека. Существо явно не могло выбрать нужную форму для отражения возникшей угрозы.
«Обычный случай спонтанного оборотничества, - решил чародей. - Это не настоящий оборотень, что годами привыкал к новому облику и заставлял себя контролировать звериную часть, а некто вроде мальчишки, нашедшего шлем, ржавую саблю и возомнившего себя героем. В нечеловеческом облике такое существо просто теряет разум и становится обычным зверем, только более жестоким. Жалкое зрелище. Через пару превращений навсегда застрянет между двумя обликами, то-то у местных людишек прибавится веселья».
- Текс, и что же тут у нас такое? Гомо Вервольфос в его хлюпком человеческом обличье. Да еще, видимо, из диких, не окольцованных зверушек, - старичок хрипло захихикал. - Ну же, отпусти нашего милого знакомого, надо ему задать пару вопросов.
Сфера погасла, и оборотень тут же рванул в лес, костеря свою медлительность. Но уже через пару шагов ноги его словно окаменели, и мужичок рухнул на землю.
- И куда же мы так побежали? Совсем дурной, - ситуация крайне забавляла волшебника. Вервольф разразился отборной бранью. Старик его внимательно слушал, пока тот не выдохся. - Ах, я даже пару новых слов услышал, эти новомодные выраженьица, и чего только не придумают, а? Ну ладно, повеселились чуток, и хватит, пора приступать к делу, - кованый конец посоха впечатался в ребра оборотня. - Ответствуй мне или тут и усыпим. Речь человеческую понимаешь?
- Да, - прорычал оборотень.
Посох еще раз прошелся по ребрам.
- Да, хозяин, - поправился мужичок.
- Так-то лучше. Сегодня в первом часу пополуночи в окрестном лесу произошел мощный выброс энергии. Кто-то пришел из ниоткуда и направился на юг. Видел ли ты его?
- Человек. Пах страхом и тревогой. Гнался за ним до поляны. Потом выскочил разведчик Ордена. Я его сбросил с обрыва. А потом ничего не помню.
- Ишь ты! Всех стервятников потянуло к падали. Ну, тем забавней будет искать этого пришельца, - сухая длань очертила в воздухе круг, затем быстро добавила еще несколько символов. Ноги оборотня снова ожили, и он, сорвавшись с места, припустил к деревьям. Парень в светлой тунике начал было произносить заклинание, но волшебник его остановил.
- Нет. Пусть бегает, а то окрестные крестьяне совсем страх потеряют, будут по лесу шастать. А нам нужен тот парень.
- Но, мастер, как нам найти незнакомого человека?
- Ну, такой дурень, как ты, и не нашел бы. А я и не стану его искать. Лучше присмотрим за орденским патрулем. Орден его попытался сцапать, а добычу они так просто не выпускают. Останется лишь опередить их, когда они найдут этого парня.
Он закрыл глаза и сосредоточился. Даже в лесу уже ощущался неслышимый простым смертным гул нарастающего энергетического поля. Скоро этот мирный край будет потревожен, и тогда больше не будет у него никаких учеников, да и кое-кому наверху придется потесниться.
Старичок бодренько засеменил в лес. Юноша, вздохнув, постоял пару минут, а потом последовал за ним.

Ночным кошмаром должен быть он, а не то, что с ним приключается. Звериная ярость все еще играла в крови, и оборотень чувствовал, как в нем все настойчивее говорит желание вернуться и вцепиться в горло двуногим тварям. К счастью, ночь уже прошла, и ему удалось утихомирить проснувшиеся инстинкты. Даже в его зверином облике эти чародеи были ему не по клыкам.
«Накинуться на них, пока эти людишки спят в своих домишках, и вгрызться в горло», - его рот наполнился слюной, и зубы начали, подрагивая, удлиняться.
«Алая горячая кровь так и брызнула бы», - он провел языком по передним зубам, почти физически чувствуя металлический привкус вожделенной жидкости.
С каждым превращением жажда ночной погони, удовольствие от предсмертных вскриков жертв и еще бьющихся под когтями сердец захлестывали его все сильней. До сих пор над океаном пробудившихся хищных инстинктов возвышался крохотный островок разума, сдерживая животное начало. Но волны ненависти, злобы и агрессии уже перекатывались через него, грозя начисто смыть.
«И эту способность превращаться - эту силу и мощь - они называют проклятьем?», - мужичок попытался рассмеяться, но сквозь зубы вырвался рык. Поначалу он старался держаться темной чащи, где лишь шнырял во мраке стремительной тенью. Но теперь он чувствовал, что пора отбросить это жалкое существование, и отдаться со всей страстью своим новым желаниям.
«Зверь не ведает горя, ему не надо задумываться о будущем. Он живет текущим мгновением и потому свободен, - проносились в голове мысли. - Да, решено. Уйду подальше от города, туда, где никто не сравнится со мной силой, и заживу полной жизнью».
Треск, с которым разлетелась на щепки ветка у него над головой, прервал его беспорядочные мысли. Не задумываясь, слушая свои животные инстинкты, он бросился в другую сторону. Разум попытался восстановить на себя контроль, но когда тут раздумывать, если мышцы сами реагируют на угрозу? Причем намного быстрее сознания.
Новый выстрел заставил его броситься в другую сторону, отсекая от пути в город.

Восходящее солнце осветило полного и невысокого мужчину, одетого в серую рясу, подпоясанную простой веревкой. Он вполне мог быть одни из братьев уединенного монастыря, проводящих время в смирении и послушании, но было одно отличие. Оно состояло в том, что принадлежал он к инквизиции Ордена.
Монах подставил загорелое лицо под лучи солнца и довольно зажмурился.
«Такие деньки выдаются все реже», - печально подумал инквизитор, наслаждаясь тишиной и изредка поглядывая на спутника.
Тот возвышался над инквизитором двухметровой металлической статуей. Броня рыцаря напоминала скорее глубоководный скафандр, чем обычные латы. Гладкий металл усеивали вкрапления белых кристаллов, начертанные руны и заклинания. Вдоль скрытых под латами мышц шли поршни, трубки и провода, укрытые стальными накладками.
И никаких лишних деталей, вроде устрашающих рогов, шипов или аляповых рисунков. На грудной пластине был начертан символ - рукоять белого меча с гардой в виде багровой шестеренки с пятиконечной звездой на черном фоне. И этот знак Ордена внушал больший трепет в обитаемых землях, чем любые варварские украшения в виде скалящихся козьих черепов и связок отрубленных свиных ушей.
Механические доспехи были заслуженной гордостью северных техников. Закаленные магией сплавы шли на сверхпрочный каркас. Любое движение усиливалось механизмами, скрытыми под стальными пластинами. Компактный паровой двигатель, воду в котором разогревала энергия эфира, неустанно вращал зубчатые передачи и шестерни. А сложная система гидроприводов, опутывавшая весь доспех сетью трубок и поршней, позволяла рыцарю не только передвигаться в массивных латах, но и вести бой с нечеловеческой силой. Нанесенные же на поверхность лат заклятья и вкрапления кристаллов осция поглощали энергию из вражеской магии.
Инквизитор извлек из складок рясы объемистую баклажку, отпил немного, а затем протянул спутнику. Зеркальное забрало откинулось. Волевой подбородок, точеный нос, золотистые волосы - возможно, в другом мире этот мужчина сделал бы карьеру модели или спасал бы принцесс на белоснежном скакуне. А в этом он был одним из тех немногих бойцов, отобранных еще в юности, прошедших многолетнюю подготовку, которые получили право и возможность носить механические латы ради свершений во имя Ордена.
- Мы можем потерять этого парня, - произнес закованный в броню рыцарь. - Потом придется перелопатить весь этот муравейник в его поисках.
- Но и негоже оставлять безумного оборотня бродить по лесам, - возразил монах.
- Вы, как всегда, правы, святой отец, - усмехнулся рыцарь. - Голову этого существа наверняка можно будет загнать в мэрии за неплохую награду и выпить за здравие наших друзей.
- Вы все о мирских благах печетесь, - вздохнул инквизитор.
- О безгрешные командоры, - воскликнул рыцарь и осенил себя знаком Ордена - обрисовав круг и перечеркнув его сверху вниз. - Я раскаиваюсь в своих мелочных мыслях и готов безвозмездно отдать свой будущий трофей городской страже на воротах. Быть может, тогда они перестанут кривиться при встрече и плевать нам вслед. Да и зачем мне деньги - в тавернах все равно подливают в выпивку всякие помои из стоков, - с усмешкой добавил он.
- Правильное идеологическое мышление должны были привить вам еще при вступлении в Рыцарский Корпус. И куда катятся стандарты образования? - вопросил небеса инквизитор.
- Для вступления не нужно даже обладать осмысленной речью, главное уметь махать мечом, не отсекая свои ноги, попадать в дохлую ворону с десятка шагов из стрелкового оружия, да мычанием показывать, что приказ дошел до спинного мозга, - рыцарь, осклабившись, посмотрел на своего спутника. - А если новобранец умеет еще и говорить и писать, а также знает высшую математику, включая сложение и даже умножение, то это прямая дорога в капитулат на места пожирнее, возле торговых путей.
С дальних деревьев вспорхнула стая птиц, потревоженная звуком выстрела. Рыцарь умолк, опустил зеркальную пластину забрала и положил обе ладони на рукоять вонзенного в землю двуручного меча.

Оборотень мчался по лесу, временами припадая на все четыре конечности. Но до конца обратиться не в полнолуние не удавалось, и он вставал обратно на две медлительные задние лапы. Уже пару минут выстрелов не было слышно, и он даже подумывал залечь где-нибудь поблизости, но звериное чутье гнало вперед, подальше от опасности.
Проскочив под ветками дуба, он выбрался на поляну. Посреди нее стояло два существа. Одно было одето в блестящую кожу, в сознании даже всплыло смутно знакомое слово «латы». В лапе этого существа был длинный коготь, оно выглядело угрожающе, но казалось медлительным. Второе было на вид безобидным и мягким.
Оборотень начал медленно приближаться к ним. Один быстрый бросок решит вопрос с «мягкотелым», а от второго существа можно будет просто убежать.
«Надо их чем-то отвлечь», - подумала его человеческая половинка.
- Меня… нельзя… убивать, - он старался говорить внятно, но срывался на рычание и хрип. - Я человек!
Он подкрадывался к существу со стальной кожей, стараясь не выдавать своих намерений.
- Мы судим не по внешней обманчивой оболочке, - произнес «безобидный». - А у тебя внутри осталось слишком мало человеческого.
Слова доходили до вервольфа словно через толстую подушку. Задумавшись над их смыслом, он облизал языком острые зубы.
- Признаю свою вину. Но меня таким сделало общество, - знакомые слова сами пришли в тусклый разум. - Суд…больница…лечить?
- Опасному хищнику ни к чему суд, - произнес «безобидный». - На него есть охотник. Капитан, явите правосудие Ордена.
Создание в стальной коже подняло острый коготь и взмахнуло перед собой. Пропевшее в воздухе почти двухметровое лезвие описало контуры восьмерки. Клинок двигался легко, точно невесомый прутик, несмотря на широкое и тяжелое лезвие из магически измененного металла.
- Оборотня нельзя убивать, оборотень тоже человек, - припадая к траве, вервольф медленно двинулся к человеку со стальной кожей. Тот уже достаточно далеко отошел от «безобидного» и приблизился к волколаку на расстояние рывка. - Оборотень хочет вылечиться!
Ложный бросок влево, будто для того чтобы впиться клыками и повиснуть на стальной руке. Упасть на самое брюхо возле рыцаря, поднырнуть под лезвие клинка, срезавшее пучок волос с головы. Быстрый перекат по траве и рывок всеми мышцами вперед, пока медлительное оружие довершает свой взмах.
Существо с длинным когтем оказалось немного проворнее, чем он ожидал. Оно стремительно повернулось, и кончик меча почти успел резануть сухожилие на задней лапе, но оборотень уже мчался на четвереньках вперед. Перед ним стоял лишь безобидный человечек, горло его ничем не защищено, у него не было ни острых зубов, ни когтей, ни надежного панциря.
Еще один рывок и он сможет насладиться предсмертным криком жертвы. И вдруг - еле слышный свист и резкая мучительная боль в задней лапе. Бросок не удался, лапа подвернулась, не выдерживая нагрузки, и он едва не свалился на бок, но устоял на трех ногах. И в этот момент на тело обрушилась сокрушительная боль от удара настигшего его клинка.
Задние лапы перестали слушаться, от боли из пасти вырвался злобный вой. Он перевернулся на спину и вознес руки в напрасном жесте мольбы о пощаде. Тяжело ступая, над ним оказался закованный в броню воин, заслонив стальной громадой последние в его жизни лучи солнца. Меч взметнулся в могучем замахе.
«Я не хотел», - хотел было выкрикнуть оборотень, но не успел.
Сталь обрушилась вниз.

продолжение на
http://samlib.ru/s/shkirich_a_w/

   
Перейти к:

Ответить на тему "Эра героев. Антимаг. Роман. Фэнтези"

Экран:   
Логин:  
Пароль:  
Авторизовать на форуме:  
Форматирование:   Жирный Курсив Подчеркнуть Зачеркнуть Вставить кавычки Выравнивание по левому краю Центрировать Выравнивание по правому краю Горизонтальная линия Вставить ссылку Вставить E-mail Вставить картинку Вставить цитату Спойлер Вставить список
   
Сообщение:  
* HTML разрешен
* Внутренний язык включен


радость [:)]
радость!!! [:D]
стыд [:I]
язык [:P]
злость [}:)]
подмигивание [;)]
шутка [:o)]
черный глаз [B)]
грусть [:(]
скромность [8)]
шок [:O]
гнев [:(!]
смерть [xx(]
поцелуй [:X]
одобрение [^]
несогласие [V]

  Отметьте для добавления собственной подписи из вашего профайла.
Отметьте для получения ответов по e-mail.
     

Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Поиск | Вопросы и ответы
© Wilmark Design Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности
Snitz Forums 2001
Русификация: Wilmark Design