Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума
Перейти на главную страницу форума Перейти на главную страницу форума WILMARK - ПРОДВИЖЕНИЕ, СОЗДАНИЕ, ПОДДЕРЖКА САЙТОВ

мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса

реальные миры фэнтези & фантастики
мегапоиск библиотека фильмотека каталог фэнтези & фантастики читательский профиль Кубики Архивы Кубикуса


Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Правила | Поиск | FAQ
Логин:
Пароль:
Запомнить  
Забыли пароль?
Регистрация »
 
  Все форумы
  4. Конкурсы журнала
  Чудесная должность - конкурс: Посланник
      Версия для печати
 
Автор Предыдущая тема Темы Следующая тема  
Коша
Смотритель


Россия
2129 сообщений
Послано - 08 Ноябр 2014 :  10:42:38  Показать инфо об авторе  Ответить с цитатой
Марта Миэль

Посланник


Джеку снился сон.

Он спешил к ужину, почти бегом преодолевая знакомую улочку. Проходя мимо окон дома Альгоса, Хранителя Судеб, он услышал бормотание.

Прислушавшись, Джек замер. Осторожно заглянув в открытое окно, он увидел Альгоса, растягивающего и поправляющего нити чужих жизней, развешанные по всему дому. Казалось, Хранитель рассказывает сказку невидимым слушателям.

– Еще во времена древних шумер ходила легенда о стране Дильмун. Была та страна окружена свинцовыми водами бездны. Жители той земли могли похвастаться крепким здоровьем, ведь ни болезней, ни опасных существ не обитало там. Райское местечко, что сказать.

Великий бог Энки подарил эту землю своей супруге Нинхурсаг. В надежде получить от нее подарок - ее благосклонность. Но сказала ему жена: "Вот дал ты мне прекрасный город, но что мне в нем? Воды в каналах нет, а та, что в колодцах – до ужаса горька. Не растут на полях злаки и не пристают к берегам корабли. Все скучно мне." В самой распространённой версии этого мифа Энки исполнил каприз жены. Наполнился Дильмун пресной водой да драгоценностями. И в тот же миг отдалась ему Нинхурсаг. Ах, если бы все случилось так…

А было так, что разгневался бог от капризов жены и приказал убираться ей из города. Нависли тучи над Дильмун, налетели злые ветра. Послышался первый, а за ним второй страшный крик хищной птицы. Из земли выползли змеи. В тот день пролилась первая кровь, и человеческий плач волной поднялся в Городе.

Прогнав жену, сам Энки остался в Городе, да не смог прожить и трех дней, как свалила его печаль и тоска. Крики и стоны не прекращались, солнечный свет не касался земли. Понял он тогда, что теряет власть над Дильмун – и заклял его, скрыл от мира живых и мертвых, спрятал в камень и написал на нем три слова. Закончив свое дело, уложил он камень в пещере в высокой горе, что в далеких землях. И больше не приходил туда никогда. Только на этом история та не заканчивается.

Хранитель Судеб вздохнул и надолго замолчал, принявшись расплетать узел на одной из нитей. Джек уже хотел было уйти, как внезапно бормотание возобновилось. Теперь оно было наполнено горечью и болью.

– Кто-то считает, что разгневанный людскими пороками Моисей разбил скрижали, не успев сойти с горы Синай. Что в той горе и была злополучная пещера с проклятым камнем. Но случилось так, что разбитые скрижали стали новым пристанищем для духа Города. Защитные слова со временем потускнели, и озлобленный дух, накопивший силу, сломал печать. Вынырнув из оков камня, Город затаился в священных письменах. Теперь он ждал того, кто станет жертвой, что даст ему силу.

Время шло. Разбитые скрижали лежали, тронутые лишь временем и природой. Иудейские племена давно были прогнаны римлянами с этих земель, а потом и их не стало. Время шло. Дух города терпеливо ждал.

Однажды пришел человек. Он нашел поломанные камни и легко прочел, что на них написано. Его удивлению не было конца! Какие странные письмена. О каком мире тут поведано? Что за культуры и люди могут жить так? Но не успел он додумать свою последнюю мысль, как тут же исчез. Исчез с легким треском и разряженным воздухом, оставляя после себя запах тлена и озона. Так появился Город.

Отсюда берет начало легенда, что Город – это огромная душа человека, который нашел скрижали и смог прочесть их. Душа-ловушка, в которую он сам был заперт. Но кое-что не знает никто. Что тем человеком и был сам Энки, бедный, глупый Энки, желающий понять людей и попавшийся на своей же ошибке. Никто не знает, что Энки – это я.

Хранитель судеб обернулся к окну и улыбнулся Джеку. По спине того пробежали мурашки. Он вздрогнул…

…и открыл глаза. Еще долго он пытался сквозь серое марево различить, где он, но вот за окном вспыхнул и тут же погас фонарь, осветив его комнату. Джек поморщился. Не узнать свой дом в канун Самайна – плохая примета. «Сегодняшний день будет трудным», – подумал он, и в эту секунду его охватило волнение, сравнимое с дрожью земли. А может, то и правда было землетрясение? В Городе климатические пояса то и дело сменяли друг друга, и о предсказании погоды речи быть не могло. Горожане бились с природой вот уже более тысячи лет, но все тщетно. Или то был всего век? Или десять лет? Что сказать, со временем тут тоже было туго.

Джек со вздохом встал. Морок спал, и дом перестал быть незнакомым. Вон там шкаф, переполненный рабочими платьями жены, там стол, заваленный рисунками и чертежами Города, а вот там не закрывающаяся тумбочка, из которой выглядывали старые издания сказок и учебников по религии. Книги те были на всевозможных языках мира, с дивными иллюстрациями и порой очень ветхой бумагой. Джек вспомнил, что книги эти он привозил в подарок Анате, когда они только поженились. Он хотел загладить вину перед ней, ведь он и словом не обмолвился у алтаря, что профессия его связана с постоянными разъездами, если не сказать ссылками. Книги мало спасали от обиды и недовольства молодой жены, но Джек очень старался сгладить нарастающее между ними напряжение.

Однажды у него это получилось. Много лет тому назад Город отправил Джека в Аравийскую пустыню, поискать известного в своих кругах маджуна Абдулу. Город жаждал заполучить в свои владения человека, который общается с джинами. Одному ему известно, зачем в Городе укротитель джинов, мало ему что ли другой разнообразной живности, которую он, словно паук, увлек в свои сети. Но Джек не тот, кто спорит, Джек – тот, кто исполняет приказы.

Найти Абдулу оказалось просто. Единственный человек на огромной территории, он сидел на камне и быстро вырисовывал углем на куске ткани неведомые знаки. Преграждая путь к побегу, Джек не стал медлить Уж больно люди боязливы, даже если поклоняются местному дьяволу или демону. Еще раз смахнув со лба капли пота, Джек сделал еще один шаг к маджуну. В плаще было жарко, а шляпа больше притягивала, чем спасала от знойного солнца. Работа есть работа. Рабочую форму выбирать не приходилось.

– Здравствуй, Абдула.

Джек надеялся, что язык его понятен маджуну. На секунду его охватило волнение. Обычно люди сразу понимали его, но Абдула лишь продолжал усердно чертить знаки. Джек прокашлялся и повысил голос.

– Абдула! Ты меня слышишь?

Маджун приподнял глаза и в тот же миг пал ниц перед Джеком. Тому оставалось лишь диву даваться. Вот это приветствие! Может и ему сейчас следует опуститься на колени? Не хотелось.

– О, владыка Пустыни! Ты явился ко мне.

Джек подавил желание рассмеяться. Так его еще не называли. Да, однажды спутали с Сатаной, но с владыкой Пустыни? Ха! Он не стал ждать, пока с глаз маджуна спадет наваждение, и продолжил.
– Мой владыка, великий Город, приглашает тебя к себе. Он предлагает тебе … – Джек запнулся, подавив желание достать из кармана листок с подсказкой, – ...так. Он предлагает тебе пространство для ритуалов, простор для экспериментов и полную свободу действий.

Абдула не сопротивлялся. Пока Джек вел его к границе Города, маджун все задавал и задавал вопросы о Городе. Частенько он называл его Ирем. Джек только хотел узнать об этом месте поподробнее, как они пересекли границу пространств. Теперь Абдула был во власти Города. Перед тем как отправиться в то место, где он был нужен Городу больше всего, маджун успел вручить Джеку книжку из шкуры верблюда. Ту самую, где он чертил непонятные знаки.

– Мое сердце благоговеет, Посланник. Твой поступок не будет забыт. Это подарок тебе от меня, Абдулы. В нем все мои знания.

С этой книжкой Джек и вернулся домой. Аната была зла. Оказалось, что прошло два месяца с момента его ухода. Чтобы избежать очередного скандала, Джек протянул ей подарок. О чудо, это спасло его!

Аната с восторгом уткнулась в книгу и не отпускала несколько дней.

– Некрономикон, – произнесла она через пару дней, перед сном.

Джек вопросительно на нее посмотрел.

– Так будет называться эта книга в будущем. Толково написано для смертного. В ней есть ритуал для открытия Врат в другое измерение. Любопытно, попадем ли мы в наш Город, если захотим провести его? И если нет, то куда попадем?

Это книга спасла тогда Джека. А спустя много лет жена привыкла к постоянным отлучкам мужа.

Джек открыл глаза. «Сегодняшний день будет трудным», – подумал он, и в эту секунду его охватило волнение, сравнимое с дрожью земли. А, может, то и правда было землетрясение?

*****

В канун Самайна у Джека было много работы. Так повелось, что Город, как и любой другой кровавый владыка, жаждал жертву во славу себе. Но в этом году на Самайн пришлось не только жертвоприношение, но и коронация. Горожане затаили дыхание в предчувствии беды. Все помнили переизбрание прошлого мэра. Кровь с брусчатки отмывали три дня. Только Совет пришел в восторг. Джек кисло скривился, кланяясь очередному члену Совета. Все они были на одно лицо, словно демонические близнецы: полноватые, в вычищенных костюмах и до блеска отполированных туфлях. В их маленьких глазках зияла пустота, они то и дело утирали лоснящиеся губы ажурным платком. Одним на всех. Жиденькие волосы и желтоватая кожа, всё это наводило на мысли о болезни, тянущей из них живительные соки.

Само взаимодействие с ними вызывало неприязнь. Стоило войти в Дом Совета, по делу или нет (хотя такого не случалось на памяти Джека ни разу), как вокруг сгущалась тьма. Случалось это по причине полнейшего отсутствия окон внутри здания. Члены Совета вмиг окружали вошедшего и принимались ходить по кругу. Даже если ему нужна была лишь подпись одного из них, приходилось ждать, пока достопочтенные господа закончат ритуальные танцы и соизволят принять заявку.

Джек устало вздохнул, отгоняя неприятные воспоминания. Он подметал главную площадь от жухлой листвы и сучьев, освобождая место для будущих гостей. Неожиданно прямо на его пути вырос Сандс, старший из Совета.

– Прекрасный денек сегодня, господин Джек, не находите?

– Самайн, – только и смог ответить он. На лице Сандса вспыхнула улыбка.

– Вы уже знаете, кого избрал Город на место нового Короля–Мэра?

Джек неоднозначно повел плечами и направился дальше. В канун Самайна у него было много работы.


– В этот год ты забираешь четверых?

Аната собирала его в дорогу. Заливала масло в лампу и гладила теплый плащ. Джек сидел на кровати и теребил полы шляпы.

– В этом году я забираю четырех людей. Город решил, что из одного выйдет отличный Мэр. Из второго – жертва. Хранитель Судеб намекнул, что одну из девчонок ты можешь взять себе в помощницы. А вторую нужно сосватать в жены Анку.

– Мастер распределил все роли, – фыркнула Аната. Она подошла к мужу и положила свою крохотную ладонь ему на плечо. Джек поднял на нее усталый взгляд. – Я разговаривала сегодня с морем, сердце мое. Оно предупреждает, что в этот раз все выйдет из–под контроля. Будь осторожен.

Джек поцеловал жену на прощание, надел шляпу и вышел из дома. Его ждал долгий путь.

В Нью–Йорке шел снег. Джек порадовался, что Аната настояла на плаще с меховой подкладкой, иначе он бы уже околел. Нужный дом он нашел быстро, чутье не обманешь. Теперь оставалось ждать. Через четверть часа появился первый кандидат – как их прозвали горожане – за ним следом в многоэтажном доме скрылся второй. Мимо прошел священник – третий – бросил монетку пьяной женщине у входа дома и завернул за угол, в подворотню. Джек подмигнул пьяной. Вот и последняя избранная Городом. Все в сборе. Джек взглянул на небо. На Нью–Йорк медленно опускалась первая ноябрьская ночь. Пока приступать.

Кандидаты почти не сопротивлялись. Бена и Изабеллу – тех, что зашли в дом – он смог быстро перетащить на главную площадь Города. Открыв с помощью шляпы портал, он выдернул одного и другого за грань. Резкость его движений была обусловлена не жесткостью, а безопасностью перехода. Стоило замедлиться, как обычного смертного сминала разность давлений и измерений. В процессе перехода люди могли потерять сознание, облегчить желудок или просто заснуть.

Уже на площади он успел их связать, надеть маски и вернуться обратно, на улочки Нью–Йорка. Коралина, в объятиях пьяного угара, начала кричать от непонимания происходящего. Переход ей дался сложнее всех, ее вырвало на плащ Джека, стоило ей переступить грань Города. Он напоил ее из фляги травяным чаем, подержал за руку, пока та приходила в себя, а затем попросил никуда не уходить. По взгляду кандидатки Джек понял, что просьба его была излишней. Мир потерял свою устойчивость в глазах Коралины.

Священник решил сопротивляться отребьям Дьявола до последнего. Выставив перед собой крест, он лихорадочно читал молитвы.

– Padre nuestro que en los cielos. Santificado sea tu Nombre. Venga a nostros tu reino. Hagase tu voluntad asi como es en el cielo, en la tierra!

Джек раздраженно закатил глаза. Еще немного, и он не дождался бы часа жертвоприношения. Взмахнув рукой перед глазами священника, он подхватил его за талию.

– Спи, несчастный.

Глаза священника закатились, и он провалился в глубокий сон.

Джек нависал над кандидатами и растирал руки, он до сих пор не мог согреться. Головы их понурено свисали, они находились во власти сна. На каждом – маска, чтобы горожане не решили покуситься на их жизни раньше установленного часа. Иллюзия обманчива, ведь каждый знал, кто скрывается под масками. Но так распорядился Город. Законы Города нарушать нельзя.

К Джеку бесшумно подошел Анку – главный Жрец Города. Они вместе с Анатой представляли религиозную власть, где религия – сам Город. Анку – долговязый седовласый то ли юнец, то ли старик, являлся бывшим жнецом Смерти. Но был переманен Городом на бессрочную службу. Только Анку мог приносить жертву в праздники года. Никто иной не имел права проливать чужую кровь безнаказанно.

Джек спрятал руки в карманы плаща.

– Что думаешь?

Лицо Анку скрывала широкополая черная шляпа, и понять, что оно выражает, было невозможно.

– Город играет с нами.

Джек кивнул.

– В прошлом году жертва была одна. После того жертвоприношения всем нам показалось, что Город насытился насилием.

– Ты хотел сказать, одна деревня? – Анку усмехнулся, потирая гладкую рукоять трости. Джек с любопытством и опаской наблюдал за смертоносным оружием Жреца. Он знал, одно прикосновение этой трости наносит неизлечимые раны. – Эти бедолаги так рыдали, когда мы закапывали их в яме. Наш кровавый Бог был доволен.

Джек с содроганием вспомнил тот приказ. На рассвете во сне к нему явился Город, приказав Джеку отправляться на Восток, выведать о Богах и ритуалах, проводимых в крохотной китайской деревушке на границах второго и третьего веков.

Джек выполнил приказ. Местные поклонялись Богу Земли. Они выбирали лучших женщин и мужчин. Выкапывали глубокую яму недалеко от идола, завязывали руки избранным и пробивали им головы. Потом трупы закапывали. Город пришел в восторг от сведений, которые разузнал Джек. В следующий же Самайн он открыл портал – границу между пространствами. Джек увлек всех жителей деревни за грань, где Анку с идеальной точностью провел жертвоприношение. Во имя Города.

– Дело же не в жертвоприношении, да, Анку?

– Да, господин Джек. Все дело в выборе Мэра, – Анку посмотрел на Джека из–под длинных полов шляпы. Жрец указал тростью в сторону Бена. – Кстати, а как ты узнал, что выбран именно этот человек?

– Со мной говорит Город.

Город действительно говорил с Джеком. Общение напрямую было неотъемлемой частью его работы. Город приходил Джеку во снах. Он показывал ему места, людей, события. Он повелевал принести ему тот артефакт или ту девушку, рассказать о нем легенду или запутать людей. Порой он склонял Джека к убийству, но об этом не знал никто.

«Это наша с тобой тайна, Джек, – шептал ему на ухо Город, когда он перешагивал границу пространств и оказывался дома. – Ты принадлежишь мне».

Джек не мог рассказывать, что ему приказывал Город. Для этого у Города был свой посланник – Хранитель Судеб – местный архивариус и сходящий с ума Бог по совместительству.

*****

Все вышло из–под контроля в самом начале.

Кандидаты проснулись и в ту же секунду стянули с себя маски. Джек в ужасе хлопнул в ладоши. Время для кандидатов остановилось. Еще чуть–чуть, и они бы умерли от ужаса, ведь маска скрывала не только их, но и истинный вид Города и горожан. Горожане, прятавшиеся по темным углам, взволнованно перешептывались. Джек усиленно тер лоб, в попытках найти выход из сложившейся ситуации. Первым заговорил старший член Совета.

– Мы можем надеть на них обратно маски. Город не посчитает это нарушением его правил и не разгневается. Даю слово!

Слова Сандса звучали разумно, но Джек понимал, что старшим из Совета двигают свои мотивы. Если бы не новый Мэр, которого Сандс очень ждал, он бы проголосовал за то, чтобы кандидаты умерли сейчас же. Совет отвечал за порядок и точное выполнение правил. Местная жандармерия держала горожан в страхе. Ведь правила порой были жестоки и кровавы. Всем нужен был Мэр, чтобы соединить Совет, Жрецов и многих, многих других.

– Голосуем?

Горожане единодушно подняли руки.

– Надевай на них маски, Джек, – приказал Сандс.

Маски были надеты и время пошло вновь. Джек ощутил прилив усталости в самом начале действа. Он кисло улыбался Сандсу, нависающему над Беном; усердно пытался убедить Коралину, что они знакомы; успакаивал священника, хотя должен был запугивать. Все это изрядно утомляло Джека. Только танец с женой успокоил рвущийся изнутри яростный рев. Все было слишком быстро. Все теряло смысл и казалось лживым.

Что-то было не так.

В глазах рябило. Горожане сновали то туда, то обратно, слышался треск свечей и огня в фонарях. Они с любопытством наблюдали за происходящим. Театр, где четыре актера веселят публику своим невежеством и искренним страхом. То тут, то там Джек слышал взрывы смеха. Коралина в ужасе отскочила от очередного темного угла, в котором кто-то насмешливо хрюкал и сверкал глазами. Бен, зачарованный старинным канделябром, подскочил от неожиданно громкого покашливания. Обернувшись, он никого не увидел. Священник срывался и начинал читать молитвы на испанском, но горожане лишь с диким хохотом убегали прочь, чтобы вернуться вновь и приняться за свои ненадоедающие шуточки. Поиграем в дьявола и черта - что может быть веселее, верно?

Прошел час. За ним другой, зачинался третий. Джек ощущал зудящее напряжение на кончиках пальцев. Он чувствовал, как Город – большая бурлящая масса, готовая раздавить их всех – недоволен. Близилась полночь – время коронации, но ничего не происходило. Бен спрятался, и даже Сандс потерял его из виду. Горожане, утомленные многочасовым весельем, разбрелись по домам. Ночь медленно вступила в свои права. До коронации оставался час.

Джек сидел у костра, зажжённого на главной площади в честь Самайна. Площадь была пуста. То тут, то там слышались крики членов Совета, ищущих Бена. В доме Джека горел свет, он знал, что сейчас Аната посвящает в помощницы Коралину. Иногда в темных улочках мелькала шляпа Анку. Он появился под руку с Изабеллой, любезно рассказывающей ей что–то на ухо. Изабелла была в трансе, взгляд ее был устремлен в никуда. Затем он бесшумно следовал за священником, словно сама Смерть шла за своим должником. Джек лениво наблюдал за происходящим и старался успокоить быстро бьющееся сердце.

– Я устал от Города.

Джек поднял голову. Из огня вынырнул Хранитель Судеб, лицо его мерцало. Глаза запали, губы исчезли, остались лишь зубы и белая кость черепа. Тонкая слеза скатилась по прозрачной щеке Хранителя и тут же исчезла. Джеку стало жаль его.

– Альгос, покажи мне того, кто испытывает иные эмоции?

Тот лишь всхлипнул и сел рядом с Джеком. Хранитель прижимал к груди толстую книгу. Джек знал, что в этой книге хранится вся история Города от начала времен.

– Ты не представляешь, кто я, – начал Альгос, и Джек подавил желание ответить, что знает. Ведь он видел его во сне. Но, сдержав свой порыв, он выбрал верный путь. – Никто не знает. Это и не важно. Только бы я хотел вернуть себя обратно. Создавать время, а не записывать его за… этим… Городом.

Джек промолчал. Альгос утер невидимые слезы и ушел. Больше до самой коронации Джек его не видел. Именно в тот момент он понял, что все действительно вышло из–под контроля.


Часы пробили полночь.

– Мистерия Самайна началась! – торжественно объявил Сандс и хлопнул в ладоши. Джек резко встал и легким движением подхватил Коралину, проходящую мимо, увлекая ее за собой. Четыре кандидата и четыре горожанина закружились в танце. Бен, найденный в соломе, кружил сейчас с Анатой. Анку вальсировал с Изабеллой, а Альгос выплясывал со священником, то и дело клацая перед лицом того зубами. На самом деле, о танце тут разговор шел в последнюю очередь. Под музыку совершалось зачарование. Кандидаты, очарованные звуком виолончели и скрипки, теряли власть над собой. Руки их безвольно падали с плеч партнеров, ноги заплетались. Они оседали на землю друг за другом, и их бездумные взгляды устремлялись в небо. Из-за туч выглянул лик луны. Город зорко следил за происходящим.

Музыка замерла и заиграла вновь. На смену струнным пришли ритмичные барабаны. В центр площади вышел Сандс, клином за ним встал Совет. Возведя руки к небу, он начал свою традиционную речь.

– Город существовал всегда и никогда. Он стоял здесь до начала времен. У Города была власть и сила, но не было Короля.

Дальше Джек не слушал, зная все слова наизусть. Он видел, как кандидатов подхватывают под руки и ставят на положенные для коронации места. Король–Мэр в центре, две девушки приклонили головы по обе стороны и распятый священник на коленях перед избранным. А позади них горожане держат свечи и смотрят немигающим взглядом на короля. Опьяненный заклинанием и чувством эйфории от коронации, Бен простер руки к своим новым подданным, но те лишь молчали и не спускали с него взгляда. Джек видел, как торжество в глазах Бена сменилось испугом. Джек понял. Бен увидел их всех такими, какие они есть. Да, Бен увидел их. И закричал.

Он упал на колени и попытался выбраться из образовавшегося круга, но все тщетно. Невидимая стена преграждала ему путь. Горожане расступились, пропуская жрицу внутрь кольца, и снова замкнули круг. Она медленно несла поднос с глубокой тарелкой, в тарелке плескалась соленая вода. Джек знал об этом. Он сто раз видел ритуал очищения.

Бена схватили, чтобы он не увернулся от ловких рук Жрицы. Она же умыла его водой раз, второй и третий. На четвертом кругу она начала стягивать с него кожу. Тонкой пленкой жрица сняла с него первую личину, затем вторую, третью. От крика Бена закладывало уши. Изабелла и Коралина плакали, но не могли пошевелиться. Горожане бесстрастно наблюдали за происходящим.


С тихим стуком на землю упало тело. Душа Бена дрожала. Жрица ласково погладила его по щеке и вышла из круга. Следом за ней пришел Сандс, в руках его была корона. Он долго еще говорил о том, как замечательно быть королем и сколько власти и эйфории получит будущий Мэр. Но дух Бена сопротивлялся. Он до сих пор пытался вырваться из кольца, беззвучно крича. Короновать его не успели, на помощь пришел Анку. Он убил Бена и тут же воскресил.

– Этот парень мне слишком нравится, – заявил он и надел на Бена свою шляпу. Душу Бена затрясло, закрутило, а затем он исчез. Появшишйся в ту же секунду Жрец был слабой тенью бывшего кандидата. Сам же Анку, не мешкая, вырвал у ошарашенного Сандса корону и одел на себя. Горожане ахнули.

Джек рванул вперед, ощущая нарастающий в голове шум камнепада. Он почти схватил Анку за руку, как тут время остановилось. Джек не понял, что произошло. Но в следующий миг он увидел мертвого Анку у своих ног, а перед собой Хранителя Судеб, с ликующим криком рвущего нить жизни последнего.

На этом могло бы все закончиться. Но Джек, желая спасти ситуацию, выхватил у бога Корону и надел ее на священника.

– Ты теперь король! – прокричал он не своим голосом.


Но все уже вышло из–под контроля. Джек услышал хруст. Он медленно обернулся, не желая видеть, что там произошло.

Коралина протягивала Хранителю Судеб две коробочки. Недоумение на лице Альгоса сменилось удивлением, а затем восторгом. Пламя полыхнуло в его глазах.

Джек услышал голос Города в ушах. Оглушающий звон его разносился повсюду, но был слышан лишь Посланнику.

– Если Бог уйдет, ты займешь его место.

Джек похолодел. Он не успел дернуть рукой, как Альгос достал содержимое коробочек. Трепещущее сердце и нитка седой пряди. Полыхнуло алым и голубым. Тело Хранителя Судеб начало разрастаться. Выше, выше и выше, теперь он заполонял все пространство, теперь он упирался плечами в небо.

– Я свободен. Теперь я СВОБОДЕН!

Грохот, словно смерч, обрушился на главную площадь, оглушил горожан. Это смеялся Бог. А потом исчез. Исчез и Город. Горожане с кандидатами повисли в воздухе недалеко от земли. Длинные рисовые поля тянулись до горизонта, ноябрьское солнце грело слабо. Аната охнула, и все упали. Мир перевернулся. Где они были, какой шел год и что делать дальше – все эти вопросы повисли напряжением в воздухе.

Радости не было.

*****

– Теперь ты займешь место Бога, – шепнул Город на ухо Джеку и поглотил его в тот момент, когда возродившийся Бог Энки покинул его пределы.

«Вот и повышение», – с горечью подумал Джек и потерял сознание.

Когда он в следующий раз пришел в себя, то испытал лишь одно чувство: дикий приступ страха. Вокруг распростерлась Пустыня и ничего, ничего кроме неисчисляемого количества колонн. Огромная бесконечная площадь колон, и он, Джек, в самом ее центре. Джек вспомнил, как Абдула много десятков, а может сотел лет назад рассказывал ему про тайный город в пустыне, Ирем.

Он вспомнил жену и тот промозглый осенний вечер, когда они лежали, обнявшись, и разговаривали про Некрономикон.


– Некрономикон, – произнесла Аната, и Джек вздрогнул, успев задремать. – Так будет называться эта книга в будущем. Толково написано для смертного. В ней есть ритуал для открытия Врат в другое измерение. Любопытно, попадем ли мы в наш Город, если захотим провести его? И если нет, то куда попадем?

Эта книга спасла тогда Джека.

Джек прикрыл глаза. Слезы жгли щеки.

«Сегодняшний день будет трудным», – подумал он, и в эту секунду его охватило волнение, сравнимое с дрожью земли. А, может, здесь и правда было землетрясение?

– Ты более не посланник Города, Джек, – с еще непонятным для себя чувством проговорил Посланник, и слова его канули в тишину. Его испугала эта глухая пустота. – Теперь Город – это ты.


Я - кошка. Хожу где вздумается, гуляю сама по себе.


Отредактировано - Коша 08 Дек 2014 20:13:19

[email protected]
Хранитель



324 сообщений
Послано - 10 Ноябр 2014 :  13:02:13  Посмотреть инфо об авторе Посмотреть читательский профиль  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
Он вздрогнул…

…и открыл глаза. Еще долго он пытался сквозь серое марево различить, где он, но вот за окном вспыхнул и тут же погас фонарь, осветив его комнату. Джек поморщился. Не узнать свой дом в канун Самайна – плохая примета. «Сегодняшний день будет трудным», – подумал он, и в эту секунду его охватило волнение, сравнимое с дрожью земли.
Стилизация стилизацией, но колличество "он" зашкаливает.
Никто не знает, что Энки – это я.
Теперь мы знаем)))

Теперь Абдула был во власти Города. Перед тем как отправиться в то место, где он был нужен Городу больше всего, маджун успел вручить Джеку книжку из шкуры верблюда. Ту самую, где он чертил непонятные знаки.
Кренг. Черепахи которых именуют черепахи должны умереть Кренг.

Извините не удержалась. Перемудрили.

Аната с восторгом уткнулась в книгу и не отпускала несколько дней.
Пафосная стилизация и разговорный стиль.

Стоило замедлиться, как обычного смертного сминала разность давлений и измерений.
Вот это бы уже после описания того кого и как связывал, вот тогда понятно.

Много имён не все важные, много уточнений. Читается и интересно и тяжеловато. Стилизация и пафосное написание переплетается с какими-то весьма современного типа высказываниями.
Прошлые выборы мера - кровь по всем мостовым.
Прошлый год - убили одного человека. Хммм
Читалось рывками. Смысл-смысл-Стоп? Что? А? Да? Смысл-смысл-смысл. Ой...
Восточно-американистично-русский опус. Зачем Нью-Йорк. Почему не Каир, Абу-Даби, Анкара? Вне США ничего интересного не происходит. И раз Америка так там своих легенд, племён хватает, зачем пустынные боги там ловят жертв. Моисея приплели... Скрижали. Книга. Нити Мойры. Очень много всего. Цепляешься за детали как за верёвочки, а они обрываются одна за другой.
Не моё. Но всё-таки довольно интересный взгляд на профессию.

Хроник.


Отредактировано - [email protected] 10 Ноябр 2014 13:04:58

underjack
Посвященный



42 сообщений
Послано - 12 Ноябр 2014 :  13:42:10  Посмотреть инфо об авторе  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
*********** это уже можно засчитывать как деанонимизацию? или как клоноводство?

Пустите, меня ждут на кладбище.


Отредактировано - Дервиш 12 Ноябр 2014 20:48:40

underjack
Посвященный



42 сообщений
Послано - 12 Ноябр 2014 :  16:19:59  Посмотреть инфо об авторе  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
Я сломал мозг. Что это было?
Мои нежные мозжишки не предназначены для такого мощнейшего потока философии. Или что это вообще такое было? О чем этот рассказ? Автор, снизойдите до моего скудного умишки и дайте хоть немножечко пояснений к тексту для меня персонально. Заранее благодарен.

Пустите, меня ждут на кладбище.

Дервиш
Смотритель


Россия
902 сообщений
Послано - 12 Ноябр 2014 :  20:50:24  Посмотреть инфо об авторе Посмотреть читательский профиль  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
Автор рассказа "Посланник". За нарушение правил конкурса имеете первое предупреждение. При повторном нарушении, будете дисквалифицированы.

Нет ничего глупее желания всегда быть умнее всех.


Отредактировано - Дервиш 12 Ноябр 2014 20:52:15

Дервиш
Смотритель


Россия
902 сообщений
Послано - 12 Ноябр 2014 :  20:51:23  Посмотреть инфо об авторе Посмотреть читательский профиль  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
underjack Это можно рассматривать как нарушение правил конкурса.

Нет ничего глупее желания всегда быть умнее всех.


Отредактировано - Дервиш 12 Ноябр 2014 22:56:45

Kadze
Магистр



141 сообщений
Послано - 14 Ноябр 2014 :  11:04:36  Посмотреть инфо об авторе  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
Много букв ни о чем. Читать было грустно.
Но автору за работу спасибо, текст обязательно найдет свою ЦА. Просто я увы, не из нее...


V-Z
Посвященный



45 сообщений
Послано - 24 Ноябр 2014 :  01:39:06  Посмотреть инфо об авторе  Получить ссылку на сообщение  Ответить с цитатой
Вспомнился почему-то Джек-из-Тени. Жутковатая история, с размахом; пожалуй, для понимания деталей не помешает перечитывание - хотя деталей тут как-то даже слишком на такой размер, причем без пояснений.
Интересно, что далее будет с Городом, получившим новую суть. Но отмечу, что немного смазан стиль, на мой взгляд.

Должен - значит могу!

   
Перейти к:
поиск по теме:
  

Ответить на тему "Чудесная должность - конкурс: Посланник"

Экран:   
Логин:  
Пароль:  
Авторизовать на форуме:  
Форматирование:   Жирный Курсив Подчеркнуть Зачеркнуть Вставить кавычки Выравнивание по левому краю Центрировать Выравнивание по правому краю Горизонтальная линия Вставить ссылку Вставить E-mail Вставить картинку Вставить цитату Спойлер Вставить список
   
Сообщение:  
* HTML разрешен
* Внутренний язык включен


радость [:)]
радость!!! [:D]
стыд [:I]
язык [:P]
злость [}:)]
подмигивание [;)]
шутка [:o)]
черный глаз [B)]
грусть [:(]
скромность [8)]
шок [:O]
гнев [:(!]
смерть [xx(]
поцелуй [:X]
одобрение [^]
несогласие [V]

  Отметьте для добавления собственной подписи из вашего профайла.
Отметьте для получения ответов по e-mail.
     


Последние 10 сообщений | Активные форумы | Тематические разделы | Хранители | Инквизиторы | Поиск | Вопросы и ответы
      Rambler's Top100     
© Wilmark Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности
Snitz Forums 2001
Русификация: Wilmark Design